«Нацбест - 2015»: умирать, так с шутками

08 июня 2015, 02:54
Версия для печати Версия для печати

Литературную премию «Нацбест» 7 июня вручили писателю Сергею Носову за роман «Фигурные скобки». Это новость радостная. Но есть и печальная. Она заключается в том, что единственный петербургский книжный конкурс, возможно, провел последний сезон. Организаторы не могут найти спонсоров, а инициатор проекта Константин Тублин отказывает в поддержке. На Нацбесте-2015 гуляли, как в последний раз.

В лобби гостиницы «Астория» 7 июня шампанское лилось рекой, а за буфетными столиками беседовали те, кого называют «элитой русской литературы». В тесном кругу общались петербуржцы Павел Крусанов, Татьяна Москвина и Александр Мелихов. Лауреат 2014 года Ксения Букша пританцовывала и пела, пытаясь успокоить годовалую дочку Машу, которая на прошлом награждении также присутствовала – у мамы в животе. Победительница 2013 года Екатерина Чеботарева, прятавшаяся когда-то под псевдонимом Фигль-Мигль, больше не хранила инкогнито. Ее темные очки были подняты.

– А что скрывать? – говорила она кому-то из гостей.

Официальная церемония началась с новостей печальных. Ответственный секретарь «Нацбеста», писатель и литературный критик Вадим Левенталь объявил: в 2016 году премии, возможно, не будет.

– У нас подвешенная ситуация со спонсорами, – отметил он. – Сооснователь «Нацбеста» Константин Тублин заверил, что в этом году поддерживает нас в последний раз. Если до начала следующего сезона мы не найдем нового спонсора, то премию придется закрыть.

Слова Левенталя были ожидаемы – от перебоев с деньгами «Нацбест» страдает уже несколько лет. Может быть, поэтому публика не стала проливать горькие слезы и натягивать траурное выражение на лица. «Нацбест», известный, как самая непредсказуемая и бесшабашная литературная тусовка России, гулял по принципу «умирать, так с шутками». За них отвечал бессменный ведущий, музыкальный критик Артемий Троицкий.

Роман основного претендента на награду Сергея Носова он описал так:

– «Фигурные скобки» – замечательное произведение. Я бы охарактеризовал его, как нечто среднее между Гоголем, Кафкой и фильмом Эльдара Рязанова «Гараж». Еще оно напоминает картины очень мною любимого, но не очень мною понимаемого американского режиссера Дэвида Линча, – поделился Троицкий. – Линч сам понятия не имел, что хочет сказать всеми этими образами. У меня есть ощущение, что у Сергея Носова та же ситуация. Или я просто дурак.

Сам Носов сидел в это время напротив сцены – в темно-коричневом вельветовом пиджаке и с кожаным рюкзаком. Седая борода и грива волос делали его похожим на доброго волшебника – а у кого еще главный герой может одновременно участвовать в съезде иллюзионистов, расследовать странную гибель старого знакомого и расшифровывать тайный смысл типографского знака «фигурные скобки»? Рядом с Носовым расположились другие номинанты на приз в 10 тысяч долларов – модный писатель Александр Снегирев и екатеринбурженка Анна Матвеева, чей сборник «Девять девяностых» можно назвать гимном родному городу. Чуть поодаль локти в белые столики вдавили петербургская писательница Татьяна Москвина – ее роман «Жизнь советской девушки» повествует о Ленинграде 1960-80-х годов, и молодой приморский прозаик Василий Авченко. Из претендентов не приехал на церемонию только политический журналист Олег Кашин, автор полудокументальной книги «Горби-дрим» об эпохе Горбачева. «У меня сыну 4 месяца, нянь нет, решил не путешествовать лишний раз», – объяснил «Фонтанке» он.

Скромнейший Носов, впрочем, как-то сразу, сам того не желая, стал смотреться фаворитом. Упоминание его имени членами жюри – даже до того, как Носова объявили лауреатом – зал встречал криком и аплодисментами.

Члены жюри, как и Троицкий, не скупились на шутки. Тем более, что некоторых к этому обязывала профессия. Например, эстрадный артист Ефим Шифрин съязвил по поводу стиля Александра Снегирева, пишущего разговорными, рублеными предложениями: «Это интересно читать, потому что есть прищур…, упражнения с языком. Я вообще спросил: а существует ли сейчас институт редактуры? Ну, что-то выправить немного, улучшить стилистику…». В мемуарах Москвиной юморист нашел так много сходства с собственной юностью, что пообещал: «Столько совпадений! Если я когда-нибудь буду писать биографическую книгу, спишу у Татьяны Владимировны».

Молодая актриса и телеведущая Алла Михеева, прославившаяся благодаря передаче «Вечерний Ургант» и фотосессии для журнала Maxim, не снимала маску глупышки-инженю. Вспомнила о своей первой «выдающейся» роли в театре «Буфф», где она сыграла кусок сыра. Хвалила книжку Василия Авченко, которая хороша, несмотря на то, что «не художественная – нет любви, мужчин и женщин, туда-сюда – всего, что нам, девочкам, нравится».

– Там такие классные сравнения, например, про рыб! Северные – более вкусные, жирные, а южные – полосатые и яркие, как проститутки, – сыпала фразочками Михеева, которая в обычной жизни, говорят, обладает нешуточными интеллектуальными способностями.

В итоге голоса жюри распределились следующим образом: один балл (как нетрудно догадаться, принадлежащий Михеевой) был отдан Василию Авченко. Татьяну Москвину выбрали двое – известный кардиохирург Сергей Яшин и входящая в состав судей на правах лауреата прошлого года Ксения Букша.

– «Жизнь советской девушки» мне больше всего понравилась. Не потому, что жизнь СОВЕТСКОЙ девушки. И не потому, что жизнь советской ДЕВУШКИ. А потому, что очень много жизни, – пояснила она.

Сергей Носов победил с тремя голосами – их отдали лидер группы «Бахыт-Компот» Вадим Степанцов, идеолог «митьков» Владимир Шинкарев и Ефим Шифрин.

– Вложенность в эту книгу огромная. Тут читаются и Гофман, и Стругацкие, и Сорокин, – прокомментировал Шифрин. Шинкарев назвал «Фигурные скобки» «такого качества литературой, которую мы не видели уже несколько десятилетий». Степанцов признал, что книга его «сначала выбесила», но затем пришлась по душе.

За роскошным букетом и конвертом с 10 тысячами долларов Носов поднимался неуверенной походкой, совсем не похожей на шаг победителя. На сцене вел себя смущенно и застенчиво – как человек, который никак не может привыкнуть к публичным выступлениям.

– Сейчас я ощущаю себя героем собственного романа. Как будто кролика должен достать из рукава… Тем, кто говорит, что литературы у нас нет, хочу ответить: это всё неправда. Литература у нас есть, даже очень хорошая. Вот сидят Юзефович, Крусанов. Если кто-то говорит, что нет литературы, то он или не читает или не знает, что надо читать. Или он просто зловредный человек.

После небольшой паузы герой дня добавил:

– Я надеюсь, что мои слова были не тем, чем завершилась история «Нацбеста».

Когда торжественные речи закончились, гости двинулись в банкетный зал, где их ждали копченый лосось с лимоном, «салат из грибов и кедровых орешков», вино и пирожные. Нелегкий груз славы пришлось тянуть только Носову, который раздавал автографы и отвечал на поздравления.

– Уже решили, на что потратите премию? – поинтересовалась самым актуальным вопросом «Фонтанка».

– В первую очередь, раздам долги.

– Откуда у популярного писателя столько долгов?

– Писатель всегда много думает о своем долге – в нематериальном плане. Может быть, поэтому он оказывается в быту всем должным?

– Нет ли желания потратить часть денег на поддержку «Нацбеста», который грозит закрыться?

– Боюсь, этих денег не хватит.

– Чувствуете себя лучшим петербургским писателем?

– Чушь, просто чушь! Конечно, нет.

Елена Кузнецова, «Фонтанка.ру»

 

 

 

Чем заняться 3-5 июля: Петроджаз, День Достоевского, Большой фестиваль мультфильмов, Диана Вишнева

Все любимые городские проекты уходят в онлайн — ну, вы же понимаете, лето не лето без Дня Достоевского, без Петроджаза и новой музыки. Придется смотреть из дома, чтобы не нарушать традиции и для создания настроения. А если усидеть у экрана никак не получается — садитесь в машину или на корабль.

Статьи

>