’удожественна€ литература как экстремальный вид вождени€

¬ издательстве Corpus вышел дебютный роман культового канадского кинорежиссера ƒэвида  роненберга, в котором двукратный  аннский лауреат, создатель «ћухи», «ћертвой зоны» и «¬идеодрома» разрушает границы между кинематографом и литературой.

ѕервые ощущени€ от знакомства с дебютным романом ƒэвида  роненберга «”потреблено» напоминают поездку по скоростной трассе на дорогом автомобиле – надежное сцепление шин с асфальтом, стремительно расшир€юща€с€ глубина пейзажа, отсутствие каких бы то ни было отвлекающих факторов позвол€ет получить максимальное удовольствие от поездки. »з этой книги, как из идущей на полной скорости машины, выпрыгивать совсем не хочетс€ (да и кому вообще такое в голову придет?), желание только одно: откинутьс€ на пассажирское кресло, и чтобы дорога подольше не кончалась.  огда через некоторое врем€ окажетс€, что за рулем сидит самый насто€щий псих, просить об остановке будет уже поздно, но он и не послушает. ѕриступа€ к чтению, не забудьте пристегнуть ремень безопасности, он вам непременно пригодитс€.

¬прочем, если вы видели хот€ бы один фильм  роненберга, то примерно знаете, к чему себ€ готовить. —екс, насилие, каннибализм, психологические девиации, кафкианские метаморфозы – вот лишь небольшой перечень аттракционов, которые приготовил автор благодарному читателю. ¬се это уложено в увлекательный сюжет о параллельном расследовании, которое ведут молодые журналисты Ќатан и Ќаоми, с легкостью перемеща€сь из одной точки земного шара в другую. √еографических границ дл€ них не существует вовсе: увидетьс€ и поговорить можно в скайпе, а если хочетс€ по-быстрому переспать друг с другом, всегда найдутс€ транзитные авиарейсы и гостиницы в аэропортах.



‘ото: издательство Corpus

Ќатан пишет статью о венгерском хирурге «олтане ћольнаре, специализирующемс€ на экспериментальных и по большей части незаконных операци€х. Ќаоми пытаетс€ разобратьс€ в причинах зверского убийства, произошедшего в семье пожилых философов јристида и —елестины јростеги, преподавателей —орбонны – по слухам, муж убил жену и съел, а потом сбежал в японию. Ќи дать, ни вз€ть – ладно написанный детектив с уместным количеством жутких подробностей, чтобы держать читател€ в напр€жении. Ќо в определенный момент, когда истории героев, конечно же, пересекаютс€, повествование начинает разветвл€тьс€ и происход€щее принимает оттенок форменного безуми€. ќт присутствовавшей до сих пор привычной сюжетной логики не остаетс€ ровным счетом ничего. Ќа этом пока остановимс€, чтобы сохранить интригу.

ќдин из основных лейтмотивов «”потреблено» – своеобразные взаимоотношени€ человека и всевозможных технических гаджетов, ставших неотъемлемой частью жизни среднестатистического потребител€. ÷ифровой эксгибиционизм, захвативший общество, не чужд и геро€м романа: они посто€нно фотографируют самих себ€, выкладывают снимки в открытый доступ или же просто посылают друг другу, оставл€€ в глобальной сети электронный след, испытыва€ при этом не только эмоциональное, но и вполне конкретное физическое возбуждение. ƒл€ Ќатана и Ќаоми не существует другой пам€ти, кроме той, что исчисл€етс€ в гигабайтах, хранитс€ на жестких дисках и флэш-накопител€х; событи€ всегда происход€т в прошлом, когда они пересматривают (не)пережитое на экранах своих ноутбуков; самый верный способ проверить, насколько реально то, что ты видишь – засн€ть на камеру. Ќатан и Ќаоми наход€тс€ в беспрестанном процессе фиксации моментов жизни, которые больше им не принадлежат, они люди, лишенные насто€щего времени.

“очно така€ же подмена происходит и в отношени€х, когда, перезванива€сь или переписыва€сь из разных точек планеты, они наивно полагают, что им удалось перехитрить пространство. ќднако вместо лица у каждого – пиксели, вместо улыбки – смайлик, вместо человека – иллюзи€ присутстви€.

»менно этой иллюзорностью воспри€ти€ не раз воспользуетс€ автор, увод€ героев (и читател€ заодно) все дальше из мира реального в некое подобие его 3D-модели, где верность трактовки зависит не от усвоенного контекста, а от качества передачи сигнала. ∆изненна€ философи€ молодых людей, их подход ко всему, начина€ от банальных бытовых вопросов и заканчива€ областью метафизики, будет подвергнута сомнению, а потом и вовсе разрушена подчистую. ќни – просто дети, обложенные кучей гаджетов, ничуть не приблизивших к пониманию тех самых вопросов, ответы на которые, как им казалось, надежно спр€таны в их общих файлообменниках.

ќдин пыталс€ разобратьс€ в особенност€х экспериментальной медицины, а друга€ – расследовать жестокое убийство. ¬ итоге оба оказались впутаны в конспирологический заговор властей —еверной  ореи, куда попутно также вовлечены лучшие умы ≈вропы, в том числе доктор ћольнар и супруги јростеги. ”бита€ —елестина оказываетс€ вполне себе живой и теперь находитс€ в ѕхень€не. јристид в определенный момент умирает, но вроде как не по насто€щему. » след его тоже тер€етс€ где-то на подвластных  им „ен џну территори€х. “о есть метафора пон€тна – после смерти интеллектуалы попадают в —еверную  орею.

ќднако шутки в сторону. ≈сли —елестина жива, то откуда вз€лс€ труп, который парижска€ полици€ обнаружила расчлененным и обглоданным в холодильнике на ее собственной кухне? (–езультаты ƒЌ  полностью совпали.) » как быть с телом беглого јристида, которое нашли и опознали на улице “окио? (ѕо слухам, старик умер от кровоизли€ни€ в мозг.) ¬опросы не риторические, и ответы на них вы найдете в книге. ј также вас ждет: драка членов жюри на  аннском кинофестивале, нашествие насекомых-убийц и малоизвестное науке заболевание, которое удалось победить еще в ’’ веке, но оно парадоксальным образом снова с нами.

—ловом, весь классический  роненберг под одной обложкой. “ак что назвать его роман дебютным можно с большой нат€жкой. ¬се тот же рассказчик, с киноэкрана переместившийс€ на печатную страницу. Ѕезумный гонщик, садитьс€ в одну машину с которым чревато непредсказуемыми последстви€ми. Ќо если уж решились, пен€йте только на себ€ – педаль тормоза в его спорткаре просто-напросто отсутствует.

—ергей  умыш, «‘онтанка.ру»

 

 уда уходит детство, баклан?

ћайк ƒжадж сн€л новых ЂЅивиса и Ѕаттхедаї Ч и они не изменились. ¬ отличие от нас.

—татьи

>