Гильдии театральных режиссеров и менеджеров России обратились с открытым письмом в минкульт

01 апреля 2015, 17:04
Версия для печати Версия для печати

Сегодня на сайте Гильдии театральных режиссеров России появилось открытое письмо в Министерство культуры РФ, подписанное президентом Гильдии режиссеров Валерием Фокиным и президентом Гильдии театральных менеджеров России Анатолий Полянкин. Оба руководителя обратились в минкульт по поручению возглавляемых ими организаций.

«Думаем, вы согласитесь, – сказано в письме, – что ситуация, складывающаяся вокруг новосибирской постановки «Тангейзера», максимально выявила ряд очень важных и, несомненно, болезненных проблем современной российской театральной культуры». И далее: «Не имеет смысл оспаривать тот факт, что в задачи сильного и дееспособного государства входит формирование общекультурной доктрины, но точно также бесспорно право режиссера на интерпретацию. Сама суть нашей профессии – в создании нового, оригинального произведения в соответствии с законами театра – в противном случае наша деятельность теряет всякий смысл».

«Достойны уважения заботы неравнодушной части культурного сообщества о том, чтобы лучшие образцы классической культуры избежали искажений, но не может не вспомнится, что подобные обвинения высказывались и в отношении тех, кто сейчас стал золотым фондом российского театра – Мейерхольду, Таирову, Вахтангову, Товстоногову, Эфросу, Любимову...», – напоминают сотрудникам минкульта уважаемые авторы письма, лидеры двух основных составляющих российского театрального сообщества – творческой и менеджерской. И настоятельно подчеркивают в финале: «Коллеги, мы убеждены, что для развития отечественной культуры будет губительно возвращение к не такой уж давней практике цензурирования. Что внутренняя ответственность художника за свое публичное высказывание, которой никто не отрицает, не может насаждаться насильственно, тем более посредством административного вмешательства, а может только воспитываться профессиональным сообществом, которое несет за него ответственность. Нас крайне настораживает, что некие ученые, о которых режиссерское сообщество не имеет никого понятия, вдруг взялись определять возможные границы интерпретации классики. Что само по себе не допустимо, так как свобода интерпретации – неотъемлемое право любого творческого человека. Также абсолютно понятно, что массовый успех или неуспех говорит лишь о доступности, кассовости произведения, а не о качестве оного. Убеждены, что, только соблюдая эти постулаты, мы сможем содействовать развитию культуры, а не ее консервации и музеефицированию».

Напомним, что несмотря на то, что оба дела – директора Новосибирского оперного театра Бориса Мездрича и постановщика спектакля "Тангейзер" Тимофея Кулябина, возбужденные по части 2 статьи 5.26 КоАП РФ: «Умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порча или уничтожение» были закрыты за отсутствием состава правонарушения, министерство культуры потребовало от создателей спектакля извинений перед некими оскорбленными верующими. В то время как ни один зритель из 7000 человек, находившихся в зале на четырех спектаклях "Тангейзер", которые были представлены в декабре и марте, не заявлял о том, что его чувства были оскорблены. Наоборот, все четыре спектакля, проходившие в аншлаговых залах, сопровождались долгими финальнами овациями. Тем не менее, 29 марта Борис Мездрич был снят с должности директора, а тут же занявший его кресло Владимир Кехман объявил о снятии спектакля "Тангейзер". Таким образом и министерство, и его назначенец полностью проигнорировали мнение профессионального сообщества, двашего спектаклю "Тангейзер" выскую оценку, назвавшую его мухыкальынми событием года и одним из гланых претендентов на национальную театральную премию "Золотая маска".

«Вызывали для допроса в инквизицию». Как Петр приучал Россию к скульптуре — рассказывает выставка в Эрмитаже

До 13 ноября в Эрмитаже, в Арапском зале проходит выставка скульптуры из коллекций Петра Великого. Экспозиция — небольшая, пара десятков работ. Но она окутана шекспировскими страстями: счастливыми историями обретения считавшихся утраченными скульптур, допросом автора по обвинению в связях с потусторонними силами, встречей с таинственными восточными животными и спрятавшимся за портретом императора мавром.

Статьи

>