За режиссуру – в прокуратуру?

26 февраля 2015, 11:32
Версия для печати Версия для печати

Прокуратура Новосибирска возбудила дело об административном правонарушении в отношении режиссера спектакля «Тангейзер» Тимофея Кулябина. Следственный комитет по тому же поводу начал собственную проверку. Все эти действия правоохранительных органов – последствия заявления митрополита Новосибирского и Бердского Тихона, который посчитал, что названный оперный спектакль оскорбляет права верующих людей и использует не по назначению церковную символику. Эксперты «Фонтанки» считают созданный прецедент весьма тревожным.

Премьера оперы Вагнера «Тангейзер» в постановке молодого талантливого режиссера Тимофея Кулябина, номинанта петербургской молодежной театральной премии «Прорыв – 2013», обладателя спецприза жюри «Золотой маски -2014», номината нынешней «Золотой маски» и стипендиата правительства Российской Федерации состоялась в Новосибирском государственном академическом театре оперы и балета (НГАТОиБ) в конце декабря прошлого года. За два премьерных дня спектакль посмотрело три с половиной тысячи человек. «Масштаб высказывания, театральный подвиг, невозможное напряжение всех сил, несколько месяцев репетиций, стоячая овация», – написала после премьеры в одном из столичных СМИ известный оперный критик Екатерина Бирюкова. Директор Новосибирской оперы Борис Мездрич, один из лучших антикризисных топ-менеджеров страны, уверяет, что ни один зритель в процессе первых показов не выказал никакого намека на оскорбление. Однако в середине февраля в различных СМИ стали появляться сообщения о том, что архиерей Тихон, митрополит Новосибирский и Бердский разослал многочисленные заявления – в том числе, губернатору и в прокуратуру – о том, что «Тангейзер» нарушает права верующих людей. Вскоре режиссер Кулябин и директор НГАТОиБ Мездрич получили предписание явиться в прокуратуру. 24 февраля в отношении режиссера Тимофея Кулябина было возбуждено дело об административном правонарушении по части 2 статьи 5.26 КоАП РФ: «Умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порча или уничтожение». В то же время в Следственном управлении Новосибирска начали проверку спектакля «Тангейзер» по статье 148 УК РФ: «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий». Как сообщили ТАСС в местном Следственном комитете, проверка продлится месяц.

Директор Новосибирской оперы Борис Мездрич заявил автору этих строк, что театр не собирается закрывать спектакль или переносить его показы – билеты на март на оперу «Тангейзер» продаются. Также директор подчеркнул, что театр, разумеется, не имел намерений никого оскорблять и будет отставать свою позицию в соответствии с действующим законодательством. Собеседник «Фонтанки» также добавил, что сам митрополит в театре не появлялся и спектакля не видел, но в местных СМИ, объясняя свои действия, ссылается на звонки и письма верующих.

«Я по поводу «Тангейзера» написал, что там нарушаются права верующих людей, используется не по назначению церковная символика, – цитирует отца Тихона интернет-издание «Православие и мир». – Верующие люди возмущены. Те, кто посмотрел постановку, пишут письма, звонят по телефону и просят как-то посодействовать соблюдению закона». В своих высказываниях митрополит не претендует на право эксперта, подчеркивая, что говорит только о необходимости соблюдения прав верующих.



Фото: Скриншот с сайта Instagram

А речь, между тем, идет не о каком-нибудь публичном хулиганском поступке, который фраппировал добропорядочных граждан. Претензии предъявляются художественному произведению, созданному творческой волей десятков людей, обладающих соответствующими специальными знаниями и образованием. Причем, в данном случае, это театральное произведение повышенной сложности. Во-первых, потому что это опера Рихарда Вагнера – одного из самых значительных музыкальных реформаторов. А, во-вторых, поскольку это классическое произведение, режиссерски переосмысленное с точки зрения современности.

«Прежде всего, я хочу сказать, что сама идея применять уголовный кодекс к художнику кажется мне перебором, – прокомментировал «Фонтанке» ситуацию вокруг новосибирского «Тангейзера» председатель Гильдии театральных режиссеров России, художественный руководитель Александринского театра и доверенное лицо Президента РФ Валерий Фокин. – И я абсолютно убежден, что, в данном случае, лишь эксперт способен сделать выводы о правонарушении. Поскольку мы говорим о художественном произведении, то экспертами могут выступить только люди, которые профессионально разбираются в том, как это произведение нужно смотреть, и какие смыслы в нем заложены – то есть, театральные критики, оперные и драматические. Сам по себе факт, что спектакль оскорбил какую-то группу людей в зале, еще ни о чем не говорит. Это всего лишь мнение одной из сторон. Я, например, знаю многих людей, которые этот же спектакль называют крайне успешным. Новосибирск – город очень продвинутый в театральном смысле, один из самых продвинутых в стране: здесь есть прекрасные театры, фестивали, непростые по языку талантливые спектакли. Так что без мнения экспертов тут не обойтись, иначе нарушаются права режиссера – причем, не только художника, но и гражданина. У нас в конституции зафиксировано право на свободу высказывания. И цензуры в искусстве у нас нет. То есть, художник имеет право на интерпретацию и художественное решение. Подгонять собственные взгляды под оценки зрительного зала для художника невозможно».

Тимофей Кулябин действительно довольно ощутимо интерпретировал оперу Вагнера. Даже судя по синопсису, представленному на сайте театра. Средневековые мейстерзингеры – в том числе, Тангейзер – превратились в кинорежиссеров. Состязания певцов – в престижный кинофестиваль, где режиссеры борются за главный приз, расцветший папский посох (образ, кстати, вагнеровский). А вот дальше как раз и следует тот сюжетный поворот, который мог показаться не слишком подкованным зрителям странным, непонятным. У Вагнера вероотступник Тангейзер сам живет в гроте Венеры, предаваясь плотским утехам, а в спектакле Кулябина – снимает фильм под названием «Грот Вернеры», в котором арии Тангейзера поет персонаж, похожий на Христа. О дальнейших событиях сайт театра сообщает следующее: «Содержание фильма Тангейзера "Грот Венеры" вызывает грандиозный скандал. Участники церемонии пытаются физически расправиться с Тангейзером. Только вмешательство Елизаветы останавливает разъяренную толпу. Скандал завершается вердиктом ландграфа, который объявляет Тангейзера персоной non grata». Таким образом, даже зрителям, не обремененным искусствоведческими знаниями, очевидно, что в самых общих чертах режиссерская интерпретация совпадает с вагнеровской: и в том, и в другом случае, мы имеем дело с историей о богохульнике, который и самовыражается соответственно.



Фото: Скриншот с сайта Instagram

Впрочем, «Фонтанка» запаслась и экспертным мнением. Уже упоминавшийся авторитетный оперный критик Екатерина Бирюкова, председатель музыкального экспертного совета Высшей национальной театральной премии «Золотая маска» не отказалась прокомментировать увиденное ею на сцене с позиции искусствоведа: «Никакого насмешливого, панибратского отношения к Христу или к христианской религии вообще в спектакле Тимофея Кулябина и в помине нет. История, в которой появляется Христос – не самоценна, а служит характеристикой внутреннего мира Тангейзера. Более того, христианская тематика в этой опере очень органична. В момент, когда Вагнер писал «Тангейзера», уже родился Ницше, который через два с небольшим десятилетия провозгласит «смерть бога» (ключевой постулат философии Фридриха Ницше – прим. «Фонтанки»), да и сам Вагнер в начале 1870-х годов напишет оперу «Гибель богов». Но уже в середине XIX века искусство постепенно занимает место религии, и поклонение самому Вагнеру, и, впоследствии, настоящее паломничество в его Дом фестивалей в Байройте тому доказательство. Так что в спектакле Кулябина нет ни эпатажности, ни провокационности – ситуация, когда художник отождествляет себя с богом, в искусстве XX и XXI веков встречается регулярно. Спектакль Тимофея, дебютировавшего на оперной сцене, избыточен и смел, и в целом он меня убедил. Я считаю, что «Тангейзер» вполне может претендовать на национальную премию. На мой взгляд, режиссер нашел точный образ для того, чтобы в современном зрителе вызвать те же чувства, которые у театралов времен Вагнера могли вызвать состязания певцов, присутствующие в опере – конечно, такие страсти могут в искусстве могут разгораться только на кинофестивалях: это борьба за Каннскую «Пальмовую ветвь», за Берлинского «Медведя» или Венецианского «Льва». Так что все мои эксперты сейчас на низком старте. И, я надеюсь, им ничто не помешает 14 и 15 марта увидеть спектакль «Тангейзера» Тимофея Кулябина в Новосибирске».

Тимофей Кулябин
Тимофей Кулябин

Фото: театр "Красный факел"

Пожалуй, тут можно было бы поставить точку. Но коль времена в Отечестве наступили столь удивительные, что театральное дело дошло до «Дела», то не обойтись без комментария юриста. «Статья 148 УК РФ предполагает «оскорбление чувств верующих», и к самой этой формулировке у меня и у многих моих коллег-юристов есть очень большие претензии, – утверждает Натэла Пономарева, член коллегии адвокатов Санкт-Петербурга, – многие юристы сходятся на том, что «оскорбление чувств верующих» – категория настолько оценочная, что довольно трудно ее доказать. Но даже если принять эту формулировку, чтобы действия какого-либо лица были признаны преступлением в соответствии со статьей 148, надо доказать, что это лицо имело целью оскорбить чувства верующих. Например, в случае в Pussy Riot такую цель можно, как минимум, предположить, исходя из того, что девушки явились непосредственно в храм, то есть в то место, которое фигурирует в законе как «место, специально предназначенное для проведения богослужений». В ситуации же, которую мы рассматриваем, всё совершенно наоборот. Некие верующие люди пришли по собственной воле в светское учреждение. Так что заведомая цель оскорбить верующих режиссеру вменена быть не может по определению. Что касается части 2 статьи 5.26 КоАП РФ, то тут логика другая. В данном случае, любой религиозный символ или образ в любом виде не является отдельным объектом экспонирования. Он является составной частью замысла и сам по себе оскорбить ничьих чувств не может. Допустим, замысел режиссера может содержать критическое высказывание, но для того, чтобы что-то критиковать, надо это показать. То есть, для вынесения каких-либо решений о наличии правонарушений необходимо комплексное исследование спектакля целиком».

Как мы видим, в данном случае, оценки авторитетных экспертов полностью совпадают. При всем уважении к чувствам православных христиан, мы по-прежнему живем в светском государстве, так что в театре, коли того потребует художественный замысел, вполне допустимо появление и обнаженной натуры, и людей нетрадиционной ориентации, и многого другого, что христианством не поощряется. Возможно, поэтому Святой Вселенский Шестой Собор Константинопольский своим 51-м правилом запретил христианам под угрозой отлучения посещать «представления комические, цирковые и балетные». Правила РПЦ, как видно, помягче константинопольских, но есть и незыблемое универсальное правило, сохраненное народной мудростью: в чужой монастырь со своим уставом не ходят.

Ну вот теперь, пожалуй, дело можно и закрыть, если, конечно, мы все не хотим возращения тех времен, когда на заседании правления Союза писателей СССР, посвященном «делу Пастернака» литератор Анатолий Софронов произнес свою знаменитую фразу о романе «Доктор Живаго»: «Не читал, но осуждаю!». И когда в так называемом официальном искусстве существовал только один конфликт: хорошего с лучшим.

Жанна Зарецкая, «Фонтанка.ру»

«Все это является частью литературы, но подцензурной». Пять писателей до 30 — о том, что их волнует

Тридцать лет — возраст, к которому многие уже успевают обзавестись карьерами и семьями с детьми. А для писателя тридцать лет — это совсем немного, время ранних дебютов осталось в прошлых веках. «Фонтанка» нашла нескольких авторов, которым еще не исполнилось тридцати лет, а они уже успели выпустить минимум по книге (а иногда и не по одной), и расспросила о том, что их сегодня волнует.

Статьи

>