Театр «АХЕ» открыл на «Пушкинской-10» 25 чемоданов

09 ноября 2014, 18:10
Версия для печати Версия для печати

В арт-центре «Пушкинская – 10» открылась выставка «Между двумя. АХЕлетие», которая посвящена 25-летию одного из самых оригинальных, значительных и успешных представителей петербургского театрального авангарда – Русского инженерного театра «АХЕ», лауреатов «Золотой маски» и завсегдатаев многих европейских фестивалей. Выставка – первая акция целой серии юбилейных проектов, которые объединены названием «Между двумя». «Двое» – это основатели театра АХЕ, художники Максим Исаев и Павел Семченко. Выставка продлится до 7 декабря.

Небольшая галерея 404, где развернулась выставка «Между двумя», заполнена до отказа. Молодые люди активно расхаживают по галерее и рассматривают открытые чемоданы, в которых, на первый взгляд, находится всякий «бабушкин» хлам с блошиного рынка на Удельной. Чемоданов – по числу лет юбилярам – 25. Один из посетителей выставки даже задал вопрос, нельзя ли здесь чем-нибудь разжиться.

- Здесь нет ничего бутафорского, – поясняет Максим Исаев, – все – настоящий реквизит для наших спектаклей.

- На этой выставке зрители увидят чемоданы, с которыми мы путешествуем, увидят настоящие театральные декорации, и как они компактно укладываются в небольшой чемодан, – говорит Павел Семченко. – Выставка совершенно обычная, в обычной галерее на «Пушкинской-10». Вы приходите, видите экспонаты и рассматриваете их.

По всему периметру комнаты расставлены 25 потертых чемоданов советского образца, которые до краев набиты всякий всячиной: книгами, журналами, помадой, куклами, веревками, рукавицами и массой других вещей. В центре комнаты находится реквизит, который явно не помещается в обычный чемодан, потому что состоит из длинных палок, швабры и удочки.

Над каждым чемоданом висит небольшая табличка, на которой значится год создания театрального чемодана, название спектакля, которому он служит, на какую премию спектакль выдвигался, а последние две строчки – описание одной, видимо, самой ценной для ахешников вещи из этого конкретного чемодана.

Похоже, что даже сами Павел и Максим не в силах перечислить всего, что есть в их чемоданчиках, хотя если обратишься к ним с вопросом: «А что это за веер в чемодане №25?», то услышишь длинный рассказ о том, как на одном из фестивалей в Японии, они смотрели пятичасовой спектакль по пьесе Горького «На дне», затем в этот же день попали на праздник сакуры, пили с какими-то японцами и «отжали у них этот веер».

Максим Исаев
Максим Исаев

Или же история с водным пистолетом: участвуя в международном проекте в городе Турку, они показывали спектакль в бассейне, рядом с которым лежал никому не нужный водный пистолет. «Так он и стал нашим реквизитом».

Декорации, разложенные в чемоданах, до сих пор используются в спектаклях, так что экспонаты с выставки они будут исчезать на время репертуарных спектаклей, а потом появляться вновь.

- Вы спрашиваете меня, зачем эта помада в розовом футляре? – комментирует Максим Исаев. – А вот приходите в «Скороход» 28 и 29 ноября на спектакль «Г-н Кармен», там все и узнаете. Эти четыре чемодана будут со мной. Но вы, пожалуйста, ничего руками не трогайте. Реквизит бывает хрупким.

Правда, сами Максим и Павел, к счастью, не удержались и достали из чемодана №4 раритетнейшие экспонаты – трех советских игрушечных роботов (реквизит спектакля «Фауст в кубе. 2360 cлов»), которых завели специальным ключом. Ощущение было такие, что включили машину времени.

В отдельной комнате, в которую можно попасть лишь ползком на корточках, висят четыре картины, которые Максим и Павел создавали вместе, хотя путь у них в искусстве как у художников у каждого свой, и мастерская на Пушкинской, 10 у каждого своя и даже театральных проекты есть отдельные и немало: Максим, например, сотрудничает с Могучим, создал сценографию для "Конька-горбунка" Ратманского в Мариинке, да и сам выступает как режиссер и драматург, Павел работает с молодым режиссером Максимом Диденко в ТЮЗе и не только. И не только с ним.

Один из основателей Русского инженерного театра АХЕ Павел Семченко ответил на несколько вопросов «Фонтанки»:

Павел Семченко
Павел Семченко

- 25 лет – для театра это много или мало?

- Мало!

- Почему?

- Мне кажется, 100 лет – это нормально.

- Как вы думаете, изменили ли вы что-то в театральном пространстве за годы своей работы?

- Знаете, я расширил себя самого, и думаю, что другие театры, те, которые живые, тоже хоть немножко да раздвинули свои границы. Они стали применять другие краски, другие инструменты, они включили видео, включили пантомиму и жонгляж внутрь театра.

- Ваш театр нельзя назвать классическим…

- Конечно, нет!

- Рады ли вы тому, что такой театр, новаторский, постепенно становится все более интересным для публики?

- Естественно, рады. Есть театры, которые утверждают, что им публика не важна. Мы такого никогда не говорили, хотя и никогда не старались создать такой комфортный для публики театр.

- За эти 25 лет были ли какие-то трудности на вашем пути или все давалось легко?

- Были трудности. Были сложности в плане организации, в плане коммуникации, в плане общения друг с другом, но я думаю, что эти трудности были не только у нас, но и у многих других театров.

- Свой юбилей вы отметите несколькими спектаклями, в том числе и премьерой спектакля «Между двумя», которая состоится 21-23 ноября на малой сцене БДТ. Скажите пару слов об этом.

- Спектакль мы решили сделать по мотивам Тибетской книги мертвых – Бардо Тодол, и это практическое упражнение, как правильно умирать по буддизму.

Выставка на «Пушкинской-10» будет открыта до 7 декабря. Также в рамках юбилея, помимо премьеры в БДТ, в конце ноября – начале декабря будут показаны спектакли «Гобо. Цифровой глоссарий», «Г-н Кармен», «Каталог героя», «Белая кабина» – на площадке «Скороход».

Михаил Садчиков-младший

Справка «Фонтанки»
Русский инженерный театр АХЕ появился в 1989 году. Его участники в свое время откололись от театра Бориса Понизовского ''ДА-НЕТ''. В одной из галерей арт-центра «Пушкинская-10» Максим Исаев, Павел Семченко и Вадим Васильев стали заниматься живописью, кино, участвовали в различных показах. Но главой «фишкой» АХЕ стали яркие акции и перформансы, которые они устраивали в городских дворах, галереях, на лестницах и в мастерских. В середине 90-х годов коллектив покинул Вадим Васильев, а оставшиеся Павел Семченко и Максим Исаев сконцентрировались на театре. Поначалу в спектаклях АХЕ все роли играли собственно предметы, они же – арт-объекты, и их взаимодействие по законам физики и химии, а Максим и Павел выступали лишь операторами вещей. Однако постепенно участие художников в сценических композициях стало все более эмоциональным, а в «Фаусте» даже появился текст Максима Исаева, который, правда, произносил звукорежиссер театра, Андрей Сизинцев (Фауст), к сожалению, рано ушедший из жизни. Фактически художники Исаев и Семченко играют на сцене самих себя – сегодняшних людей, которые с помощью образов видимой реальности и своего с ними взаимодействия (с каждым разом все более безжалостного по отношению к себе) пытаются постичь суть мира иррационального и помочь в этом тем зрителям, которые стремятся к тому же. Зрители отвечают благодарностью: залы на спектаклях АХЕ полны. Причем, не только в России. За пределами РФ спектакли АХЕ были показаны в Варшаве, Дрездене, Щецине, Женеве, Квебеке, Сан-Франциско, Рио-де-Жанейро, Эдинбурге, Лондоне и многих других городах. А спектакль «Белая кабина» был отмечен призами одного трех крупнейших театральных фестивалей мира – Эдинбургского: премией Fringe First и премией Total Theatre Award.

Хипстеры подкормят «Ленфильм». «Фонтанка» побывала во дворах киностудии, где через месяц откроют общественное пространство

С 16 августа петербуржцы (если пандемия позволит) смогут посидеть на искусственной травке во дворах «Ленфильма», послушать концерты и посмотреть детские спектакли, поесть гамбургеры и шаверму с видом на обветшалые корпуса на Каменноостровском и приодеться в дизайнерский «киношмот» с цитатами из советской киноклассики.

Статьи

>