«Караван мира»: как это было 25 лет назад?

13 июля 2014, 10:10
Версия для печати Версия для печати

Ограниченным тиражом «Международный театрально-культурный центр Славы Полунина» выпустил книгу «Караван мира» – иллюстрированное издание на 64 страницы с уникальными фотографиями и текстами о событии, которое потрясло мир четверть века назад. Весной и летом 1989 года караван бродячих комедиантов, стартовав в Москве, превратил Европу в единое театральное пространство: спустя полтора месяца после окончания этого турне рухнула Берлинская стена, еще через месяц свершилась Бархатная революция в Праге.

Книга-пазл

Книга формата А4 задумана как коллекционная. Несмотря на небольшое количество страниц, её можно рассматривать часами, поскольку это и летопись событий, составленная очевидцами, и фото-story с участием знакомых и дорогих лиц (вот Роберт Городецкий бьет в тарелки на крыше одного из автобусов «Каравана», едущего по Москве, вот Полунина гримирует его прекрасная жена Лена, вот Анвар Либабов вживается в образ дракона на одной из площадей Базеля) и их иностранных друзей и соратников, о которых в театральных кругах ходят легенды (главы английско-французского коллектива «Футсбарн-театр» Джона Килби, одного из тех, кто вместе со Славой придумал «Караван мира» или, как его называли европейцы, «Mir-Caravane», или известного всей Европе «короля дураков», голландского клоуна Джанго Эдвардса и многих других). Кроме того, на фотографиях – удивительные моменты истории: яркие обложки зарубежных журналов, извещающие о приходе в город «Каравана мира», улица 17 июня в Берлине – вся в ярких шатрах многочисленных шапито, etc.

На широких полях в книге – невероятные тексты из советских и европейских газет и невообразимая статистика. На самих страницах – никогда прежде не публиковавшиеся тексты, которые составляли Пресс-бюллетень «Караван мира», пять выпусков «боевых листков», рапортовавших о бескровных и тотальных победах искусства над реальностью, мечты над политической логикой, о революциях в сознании современников. Эти тексты то и дело перебиваются информацией на светло желтом фоне с заглавной буковкой в виде клоуна – историей «Каравана мира» как таковой, в хронологическом порядке. А есть еще и энциклопедия уличных театров – участников «Каравана», где рассказано практически обо всех значительных коллективах, работающих в этом жанре, который никак не привьется в России, несмотря на питерские белые ночи. И еще – есть дневник одной из участниц пресс-клуба «Каравана» Анны Бердичевской «Путешествие с папой из Москвы в Петербург» с пометкой: «Папой в театре «Лицедеи» называли Роберта Городецкого за его заботливость». В этом дневнике, который занимает два разворота – на каждом по восемь факсимильных листков рукописи – буквально час за часом описаны в лицах (да в каких замечательных лицах!) события начала «Каравана» – первого переезда, из столицы в город на Неве, которые автор разглядела из окошка ВАЗа 2104, за рулем которого сидел папа Роберт.

«Караван мира», как сказано на первой странице книги, стартовал в Москве в парке ЦДСА в начале мая 1989 года – побывал в Ленинграде, Варшаве, Праге, Западном Берлине, Копенгагене, Базеле, Лозанне, Блуа и завершился пять месяцев спустя двумя спектаклями «Одиссея-89» в парке Тюильри в Париже в рамках празднования 200-летия Французской Республики». Тут же приводится внушительная статистика: 200 артистов и техников, 100 транспортных средств, 5 шапито, 8 театров (4 – с Запада, 4 – с Востока), 600 спектаклей.

Слава Полунин представляет книгу
Слава Полунин представляет книгу "Караван мира"

А начиналось все, по словам самого Полунина, в Польше, на одном из фестивалей уличных театров, где сидели и просто болтали голландский продюсер Хан Баккер, английский режиссер с французской «пропиской» Джон Килби и Слава Полунин – мечтали о том, что хорошо бы собрать всех уличных комедиантов в один огромный караван и покатить по Европе. Поговорили – и забыли, как говорит Слава. Так казалось. Но выяснилось, что на деле что-то сдвинулось и завертелось в каких-то глубинных слоях мироздания. И Хан стал потихоньку, отдавая себе отчет, что это совершенно невозможно, собирать западную «дирекцию», а Полунин прощупывал финансовую почву в России. В это время Джон Килби заражал идеей «Каравана» коллег по всей Европе. Неожиданно, когда десятки официальных организаций в помощи Полунину отказали, Союз театральных деятелей СССР, тогда под руководством Олега Ефремова, отдал большую часть годового бюджета на это безумное предприятие, и всё заверте…

Байки от Полунина, Килби и других караванщиков

На полях книги о «Караване мира» много баек, которые Слава Полунин и Джон Килби с удовольствием и с дополнительными красочными нюансами пересказали на презентации.

Байка 1. Откуда взялись югославские машины-домики и многое другое

Понятно, что в Европу надо было на чем-то ехать. И лучшего для этой цели ничего не придумать, чем автодома. Теперь на них путешествует весь мир, да и тогда путешествовал, но в России о них никто и слыхом не слыхивал. На социалистическом пространстве завод по производству автодомов обнаружился в Югославии. Связались с производителями, спросили, на что они готовы обменять несколько таких машин. Получили ответ: на вагон чугуна. Ближайший к Петербургу пункт производства чугуна обнаружился в Череповце. Связались, выяснили, не хочет ли руководство предприятия организовать для рабочих концерт театра «Лицедеи» – а театр Славы Полунина тогда был одним из самых звездных коллективов в стране, Асисяй стал практически героем новой России, впервые за век ступившей, как тогда многие верили, на путь свободы. Поэтому вагон чугуна за концерт дали без проблем, хотя и сильно удивились. В результате чугун отправился в Югославию, а автодома прибыли в Россию. Так что твердая волюта в тот момент в СССР, как выясняется, была – концерт «Лицедеев». Ни за какие деньги в самой богатой лесами стране нельзя было достать, скажем, деревянные зрительские скамейки для шапито «Футсбарн» Джона Килби, а за концерт «Лицедеев» – достали. За концерт «Лицедеев» молодой Союз предпринимателей пригнал из Болгарии самолет гвоздик – и клоуны завалили ими Красную площадь.

Идея с акцией на Красной площади, впрочем – отдельная байка. Потому что въехали на нее артисты на платформе, с которой демонтировали ракету СС-20. Дело в том, что отечественные военные с большим сочувствием отнеслись к идее «Каравана мира» – и не только предоставили уличным комедиантам для выступлений парк ЦДСА, но и подарили платформу от ракеты СС-20, которая уже сама по себе воплощала идею разоружения, мира. Однако, руководитель итальянского театра «Нуклео», одного из участников «Каравана», Горацио Черток в последствии признался: «Была идея превратить платформу, с которой демонтировали ракету СС-20, в передвижную сцену. Но мы не хотели потерять свое лицо под маской общей политической идеи». Идея «Каравана мира» и впрямь была подчеркнуто не политическая, а эстетическая. Хотелось доказать, что искусство – не вне политики, а оно – важнее, шире, мощнее, гуманистичнее и потому сильнее политики. И это доказать удалось.

Байка 2. Как Джон Килби собирался в Россию

Когда деньги на проведение «Каравана» были найдены, Слава Полунин разослал всем европейским участниками приглашения, составленные по той форме, которых требовали консульства. Но поскольку границы в Европе уже тогда были условностью, а в России никто из европейских участников никогда не был, глава «Футсбарн-театра» и не подумал отправиться в консульство, а прямо так, с приглашением и билетом и приехал в один из аэропортов Италии. Когда пограничники попытались его остановить, он с невозмутимым видом заявил, что его пригласил Слава Полунин. Не будем врать, что магическое имя сработало и здесь: визовый режим – дело строгое. Так что пришлось Джону Килби отправляться в русское консульство. Но вот там имя Полунин сыграло решающую роль – и визу сделали буквально за день.

Байка 3. Как Тимур Бекмамбетов «Каравану» помог

Когда в Москве прошел стартовый этап «Каравана мира», и миллионы горожан впервые в истории увидели практически все возможные образцы уличного театра – от огненного акробатического шоу с битвой черных и белых ангелов театра из Феррары «Нуклео» до отчаянного политического действа польского «Театра восьмого дня», мрачного и тревожного, под названием «Донесение из осажденного города» – комедианты отправились в Ленинград.

Рассказав обо всём этом на презентации книги, посвященной четвертьвековому юбилею «Каравана», Слава Полунин и Джон Килби вышли на улицу и оказались при этом одеты странно и одинаково – в длинные узбекские халаты. Вечерами в Петербурге вон и в июле не всегда тепло, а уж майские ночи 1989 года в Ленинграде были совсем холодными. Стоянку тогда, в 1989-м, как пояснили Слава и Джон, устроили на Елагином. И вот совершенно неожиданно на остров подъехало несколько «чужих» машин. Из них вышли узбеки. Двигаясь слаженно, методично и бесшумно, они установили огромный казан, развели под ним огонь – и стали каждый день к вечеру готовить плов на 200 человек. «Так нас спасал от голода ташкентский режиссер Тимур Бекмамбетов, – сказал Полунин. – Тогда же он привез еще и вагон узбекских халатов, и все щеголяли в них потом по Европе. Халаты тоже были спасением».

…Есть еще много замечательных фактов, которые, как бисер, рассыпаны по большим белым полям страниц книги. «Когда «Караван» пошел по Европе, мы пригласили чешский театр «Дивадло на провазку» («Театр на веревке»), а там завлитом был Вацлав Гавел. К моменту прибытия «Каравана» в Чехословакию, Гавел был под домашним арестом. Мы нашли лучших адвокатов, все театры отыграли представления, сборы от которых пошли на оплату адвокатских услуг, и Гавела отпустили», – сказано на одной из страниц под грифом «Из рассказов караванщиков». «Из Берлина уехали в сентябре. Хотели пройти через Бранденбургские ворота с восточной стороны на западную, но ни Западные, ни Восточные власти этого не позволили. А в ноябре, когда пала стена, получили письмо: «Все препятствия устранены, вы можете играть спектакли», – сообщается на другой. На третьей говорится, что, поскольку поездка заняла почти полгода, то внутри каравана был организован детский сад. На остановках засыпали пол шапито сеном – и там копошились дети 40 национальностей. А клоуны, по словам Полунина, подглядывали, как детвора общаются на языке жестов и учились у них. Еще Полунин рассказал, что финал «Каравана» ознаменовался свадьбой – клоун из «Лицедеев», любимый ученик Полунина Лёня Лейкин женился на канадской актрисе. Такие символичные финалы, согласитесь, просто так не случаются, а обычно знаменуют этап большого и правильного пути.

О них писали

Спектакли российской программы «Каравана мира» стоит перечислить, чтобы читатели осознали, насколько разностильным, практически безграничным был репертуар караванщков, насколько он способен был раздвинуть рамки сознания наших соотечественников, которые прежде, даже аккуратно посещая премьеры лучших столичных театров, ни с чем подобным не сталкивались. Итак, в Москву и Петербург по приглашению Славы Полунина приехали: цирк «Периллос» (Испания), «Мастер и Маргарита» Булгакова в адаптации интернационального театра «Футсбарн», сюрреалистические картины данс-театра «Шусаку и Дорму» (Нидерланды), «Мещанская свадьба» Брехта в исполнении театра «Дивадло на провазку» из ЧССР, политический «Театр Восьмого Дня» (Польша-Италия) со спектаклем памяти Мандельштама «Вознесение» (в другом переводе – «Взлет»), французская «Компании дю Азар» – с уличным представлением «Фигаро» по мотивам Бомарше, театр «Нуклео» (Италия) с виртуозными спектаклями без слова «Огни», «Сумерки» по «Служанкам» Жана Жене, «Видение одной вещи» о судьбе Розы Люксембург и спектаклем «Голос», сплетенным из песен и стихов, «УФА-Фабрик» из Западного Берлина с мюзикхолльным представлением. В Европе к «Каравану» присоединился еще десяток театров.

Выдержки из газет и журналов мая-сентября 1989 года не требуют комментариев. Точнее, они настолько яркие, что каждый может прокомментировать их сам в меру возраста и образа мыслей.

Из пресс-бюллетеня «Караван мира»
Хан Баккер, голландский продюсер:
– Идея провести фестиваль, куда бы съехались уличные театры, пришла мне в голову, когда я был в Чехословакии в 1977-78 годах. Жизнь в социалистической стране казалась очень скучной. Красивые города, прекрасные площади, на которых ничего не происходило. В 1987 году меня пригласили на фестиваль в Польшу. На этом фестивале мы познакомились со Славой Полуниным. Уже в тот момент Слава хотел организовать подобный фестиваль в Ленинграде или Прибалтике – я же готовил фестиваль в Голландии. Логично было объединить усилия – и провести фестиваль сначала в Голландии, а потом – в Ленинграде. Замечу, что в ту ночь мы ничего не пили, только чай.

Из газеты «Правда»
– Они вышли на улицы и площади, чтобы возродить именно площадное искусство, чтобы освободить вечно бегущего горожанина, разбудить его фантазию, освободить от шор и условностей, которые чуть было не сделали нашего человека неулыбчивым и злым. Именно всамделишность происходящего в бродячем театре делает его привлекательными и для строгого критика, и для того, кто сроду по театрам не ходил.

Из журнала «Советский цирк»
– И зрители вступали в игру! Это было одной из побед «Каравана» – мы еще раз убедились, что ничто общечеловеческое нам все-таки не чуждо.

Из пресс-бюллетеня «Караван мира»
Театральный художник Борис Мессерер, посетивший спектакли «Каравана» в ЦДСА в Москве:
– Оказывается, человека при встрече с искусством бродячих комедиантов пронзает чувство восхищения и щемящей грусти. Стоя в толпе, я, нормальный человек в нормальном парке, был пронзен, потому что понял вдруг полное детское бескорыстие и детскую отвагу актеров, их игры перед случайной толпой, передо мной.

Из речи министра иностранных дел Италии Джулиано Андреотти:
– Я вас поздравляю с вашей интересной инициативой и рад быть вашим крестным отцом.

Из пресс-бюллетеня «Караван мира»
Горацио Черток, руководитель театра «Нуклео», Италия:
– Мне думается, что традиционный театр сегодня теряет зрителя именно потому, что он не только по своей сути, но и по своим средствам слишком буквально повторяет жизнь. А мы пытаемся восполнить дефицит простоты. Все театры, объединенные в «Караване», ищут путь простого общения со зрителем.

Из пресс-бюллетеня «Караван мира»
Наталья Табачникова о театре «Нуклео» из итальянской Феррары (режиссеры – аргентинские эмигранты Горацио Черток и Кора Херрендорф), спектакль «Огни»:
– Черный и белый ангелы встречаются в смертельной схватке. Актеры работают на ходулях: сражаются, жонглируют флагами, танцуют. Зрелище это потрясает… Как потрясает всё, что делает этот театр. Потрясает тем, как сделаны спектакли, как работают актеры. Это почти забытое в отечественном театре «как», оказывается, может с лёгкостью заменить наше излюбленное «что». В этом простом вопросе, в желании наслаждаться тем, «как», а не мучительно выискивать «что», для меня лично воплотилось сегодняшнее понимание театра, рожденное усталостью от бесконечной назидательности и злободневности. Более того, этот путь оказался в конце концов кратчайшим к осознанию «что».

Из пресс-бюллетеня «Караван мира»
Вацлав Гавел:
– Когда «Караван» остановился в Праге в начале июля 1989 года, это было своего рода репетицией бескровной «Бархатной революции в Чехословакии.

Из газеты Basler Zeitung, Базель, 1 августа 1989 года про «Макбета» театра «Футсбарн» Джона Килби:
– Смысл спектакля не в том, что лучше быть бедным, чем богатым, а в том, что лучше быть свободным человеком, чем рабом богатства. Цивилизация губит простого человека.

Из газеты Basler Volksblatt, Базель, 21 августа, 1989 года:
– Достаточно клоуну улыбнуться, чтобы мы перенеслись в другой мир, мир нашей мечты, где сливаются грани между реальностью и искусством. /…/ Очень важно передать зрителям это ощущение открытой и свободной Европы, с «Караван мира» показывает, что такая Европа уже существует, по крайней мере, в области театра.

Из газета Neue Zurich Nachrichten, 23 августа 1989 года про «Макбета» театра «Футсбарн» Джона Килби:
– В этом одна из идей «Каравана мира» – в нашем бездушном механистическом мире показать живую, обнаженную, мятущуюся человеческую душу, живое тело и голос, живые музыкальные инструменты. Зрители уже давно обалдели от люменов и децибел. Можно только позавидовать актерам, творящим настоящее искусство в тишине, не будучи раздавленными мощью сегодняшней техники.

Из речи министра культуры Франции Жака Ланга:
– Это большая честь и большая радость для нашего города – принять у себя «Караван мира» после того, как он прошел пол-Европы. «Караван» показал, как с помощью энтузиазма и фантазии можно построить объединенную театральную Европу, невзирая на различие языков, культур, творческих школ и художественного опыта. /…/ Очень рад тому, что это великолепное начинание дошло до апофеоза именно в нашем городе, я благодарю за это актеров и горячо их приветствую».

Из интервью Вячеслава Полунина газете La Nouvelle Republique, Блуа, 13 сентября 1989 года:
– Я не имею ничего против того, что газета «Франкфуртер Альгемайне» назвала меня «клоуном Горбачёва». Мы оба делаем одно дело, но каждый делает его по-своему. Мы оба хотим создать нечто новое, чего не было раньше. Мы оба мечтаем об общеевропейском доме, где будет место для каждого.
/…/ Для меня лично «Караван» – это возможность доказать советским людям, что мы все – люди одного мира, и что мы всё можем сами осуществить.
Мы мечтали, чтобы театр не знал границ и указаний. В «Караване» мы сумели воплотить эту мечту в реальность.

P.S. «Караван мира» возник не на пустом месте. Акции уличного театра, инициированные «Лицедеями», проводились в России с начала 80-х. Подробную их историю также можно найти в книге, а здесь – короткой строкой:
1982 – Ленинград – легендарный «Мим-парад 82» – с тех пор проведение фестивалей пластического театра стало традицией.
1985 – Москва – в рамках Всемирного фестиваля молодежи и студентов работает Международная мастерская пантомимы.
Лето 1987 – «Лицедей-лицей: школа уличного театра» на заброшенном островке Тотлебен в Финском заливе. Артисты осуществляют арт-десанты на клоунском пароходе в ту или иную точку Ленобласти.
1988 – 20-летие «Лицедеев» – «Конгресс дураков» во Дворце молодежи. Все клоунские коллективы страны в течение недели проводят научные клоунские заседания. Наконец – похороны «Лицедеев», проникновенные слова Ролана Быкова, представлявшего «Гильдию старых дураков», горящие гробы по Неве.
Май 1989 года – старт беспрецедентной по масштабу и значению эстетической акции «Караван мира».

Жанна Зарецкая, «Фонтанка.ру»

«Здесь есть лючок...» Эрмитаж открыл для публики церковь, где реставрировали «Данаю»

Посетители Эрмитажа, покупающие билет на второй маршрут, с 5 мая могут увидеть еще один роскошный зал, доселе недоступный: после реставрации открылась Малая церковь Зимнего дворца. «Фонтанка» заглянула туда среди первых и узнала ее секреты.

Статьи

>