ќстроуми€ не хватило: премьера Ђ—ильвииї в ћариинке

09 апрел€ 2014, 18:29
¬ерси€ дл€ печати ¬ерси€ дл€ печати

XIV фестиваль «ћариинский» открылс€ премьерой балета «—ильви€» в известнейшей постановке английского хореографа ‘редерика јштона, созданной в 1952 году. “ворчество јштона представл€ет собой ту грань классического танца, котора€ петербургским балетом до сих пор освоена не была. » вдруг в этом сезоне оба наших музыкальных театра, и ћариинка, и ћихайловский, синхронно к нему обратились: ћихайловский поставил «“щетную предосторожность», ћариинка – «—ильвию».

Ѕалетна€ классика бывает разной. Ёто космополитичное по своей сути искусство в конце XIX-начале ’’ века бурно развивалось именно в –оссии, затем было экспортировано ƒ€гилевым в ≈вропу, а позднее Ѕаланчиным в јмерику — и пережило на «ападе €ркий расцвет.  ак и в ———–. ќбе эти ветви классического балета — мирова€ и советска€ — наследовали русской академической школе, однако дальше закрытие советских границ пустило их по несколько разным пут€м. » очень скоро новые западные классические (и неоклассические) школы уже не были идентичны школе советской — тоже на самом деле новой. ѕон€тно же, что советский классический балет это не чистый ѕетипа — исполнительское искусство развивалось не только «там», но и «тут». ќднако в ———– все были глубоко убеждены, что мы (и только мы) владеем подлинной классикой. » что, конечно, «в области балета мы впереди планеты всей».

Ёто самоуверенное чувство впоследствии порождало проблемы при освоении нового дл€ нас репертуара. “ак, на рубеже 1980-90-х, когда наши театры стали ставить Ѕаланчина (а это ключева€ фигура балета ’’ века), отечественные артисты долго не принимали его стилистику, счита€ еЄ искажением классики. ќни старались танцевать его «по-русски», приспосаблива€ его модернистскую неоклассику к привычному дл€ себ€ пониманию движени€, что в данной хореографии выгл€дело архаикой и фальшью. ќднако Ѕаланчина за прошедшие с тех пор годы наш балет отлично переварил и усвоил, сделал своим, и теперь (а вовсе не тогда, когда его пытались затащить его в лоно современной отечественной школы!) можно даже говорить о новой русской — и высококлассной! – манере исполнени€ Ѕаланчина.

» вдруг оказалось, что сейчас, четверть века спуст€, артисты ћариинки так же не чувствуют јштона.

ѕо отношению к классическому движению, к темпам и к музыке его можно назвать баланчинистом. Ќо, в отличие от Ѕаланчина, который занималс€ разработкой чистых хореографических форм в бессюжетном балете, јштон как раз сюжет очень любит. ≈му интересны человеческие характеры и человеческие отношени€ – то, что вообще-то дл€ наших артистов всегда было своим. Ќо тут-то и таилс€ подвох: видимо, привычна€ сюжетность помешала им уловить специфику аштоновского стил€, и они стали танцевать «—ильвию» в духе привычных штампов.

ј «—ильви€» – французский постромантический анакреонтический (антично-пасторальный) балет, да еще и в английской версии середины ’’ века. “аких у нас нет.

—оздавалась «—ильви€» одновременно с «Ћебединым озером», музыку написал великолепный Ћео ƒелиб, который дл€ французского музыкального театра значит не меньше, чем дл€ нас „айковский. «азор между этой серьезной музыкой и малоубедительным либретто из жизни греческих нимф сослужил балету плохую службу. Ѕер€сь за ƒелиба, хореографы как бы обречены были ставить многозначительные серьезные произведени€. ѕро охотниц, презирающих любовь, нежного пастуха, брутального охотника и богов Ёроса и ƒиану. — луками и стрелами.



‘ото: ѕресс-служба ћариинского театра/Ќаташа –азина

—екрет же јштона в том, что он не стал относитьс€ к этому серьезно, но и осмеивать не стал — ни в коем случае, это же балет! ¬ который јштон абсолютно влюблен. ≈го «—ильви€» наполнена юмором, только не ситуационным, а чисто хореографическим. ёмор как танцевальный блеск — и остроумие как принцип построени€ па. » скорость, и легкость! » виртуозна€ женска€ парти€ в центре. —ам же балет строитс€ как смена ансамблей, небольших, но очень мобильных и стремительных, в обрамлении которых разыгрываютс€ сюжетные сцены, похожие на множество других сцен из множества других балетов (антагонист геро€, полувосточный мачо, похищает героиню, парад персонажей в финале, как в «—п€щей красавице»), но все это решено в чисто аштоновском ключе. ј это, повтор€ю – скорость, легкость, точность и чисто хореографическое, танцевальное остроумие. », конечно, виртуозность и блеск. Ѕез всех этих качеств в «—ильвии» нет смысла, и никакой ƒелиб ее не спасет.

 роме главных партий, индикатором аштоновского аспекта классики € бы назвала три вещи. ѕерва€ — полна€ непринужденность в отношени€х с формальным каноном. Ѕеспечно изменен традиционный пор€док гран-па (сначала вариации, потом адажио, а не наоборот), а после хореографического финала следует остра€ драматическа€ разв€зка (а не наоборот). ¬тора€ — пластика переодетого бога Ёроса в широком плаще и шл€пе, подобна€ пластике персонажа комедии дель арте, что снимает вс€кий пафос. ј треть€ — дуэт  озлика и  озочки, симметричный  оту и  ошечке из «—п€щей красавицы», но решенный принципиально иначе. ќба дуэта — смешные, но  ошечка- от смешны тем, как они ласкаютс€ и царапаютс€, а  озочка- озлик — тем, как они выдают обойму стремительных и синхронных прыжков с поджатыми ногами. » тем, что кокетлива€ поза  озочки напоминает позу мюзик-холльных герлс.

„то же мы видим в ћариинском театре? ¬идим, что артисты очень старались. ¬идим добросовестное исполнение сложных па и добросовестное «проговаривание» хореографического текста (если все сатиры должны быстро огл€детьс€, повернув головы в такт музыке, то поворачивают). —лышим мощный топот прыжков.  ак когда-то в первых спектакл€х Ѕаланчина, артисты делают акцент не на специфике, не на различи€х, а т€нут хореографию к своему, к знакомой стилистике. ѕолучаетс€ такой почти что « орсар». ј из€щнейшие и иронично поставленные ансамбли кажутс€ простенькими. ≈сли јштон стремилс€ влить в старые (и потому чужие) формы новое (и собственное) дыхание, то ћариинский старательно воспроизводит чужое с плотным собственным «произношением». » от этого легкий и блест€щий јштон выгл€дит замшелой архаикой.

¬торой подводный камень «—ильвии» – балеринска€ парти€. –оль эта, созданна€ дл€ соратницы и музы јштона ћарго ‘онтейн, проходит через несколько градаций. ¬ первом акте это героическа€ парти€, в последнем — лирическа€, а посередине — больша€ сцена кокетства, лукавого и азартного обольщени€. “о есть, балерина должна продемонстрировать универсальность своего амплуа и пройти сквозь три типа виртуозности, не тер€€ при этом цельного ощущени€ стил€. ѕрекрасна€ ¬иктори€ “ерешкина, балерина €рка€ и сильна€, безусловна€ виртуозка, с блеском провела сложную вариацию, но художественно органична была только в героической части: двух дальнейших метаморфоз с нею не произошло. “о же и ¬ладимир Ўкл€ров: €ркий танцовщик, но стилистически то, что он здесь делает – это всЄ мимо. —тилистически точен только один артист — исполнитель главной мужской роли во втором составе:  сандер ѕариш, который по мариинской табели о рангах даже не солист, а только корифей (это пониже, чем второй солист, корифеи нередко танцуют в двойках-четверках ). Ќо зато он — англичанин, воспитанник  оролевской школы балета, с 2005 по 2010 год танцевавший в Ћондоне, а потом поступивший в труппу ћариинского театра. ƒл€ него-то јштон свой, и вот — манера его исполнени€ €вственно отличаетс€ от манеры остальных. √де Ўкл€ров искренен, там ѕариш элегантен, где у Ўкл€рова порыв, там у ѕариша «порода», где у Ўкл€рова истовость — там у ѕариша легка€ отстраненность.

¬ итоге прелесть «—ильвии» оказалась нивелирована. ѕолучилось зрелище одновременно т€желовесное и эклектичное.  стати, один анакреонтческий балет в репертуаре ћариинки был, и совсем недавно: реконструированное —ергеем ¬ихаревым «ѕробуждение ‘лоры» ѕетипа. » там артисты отлично чувствовали другой €зык, другой стиль. ј здесь — пока что нет.

»нна —кл€ревска€, «‘онтанка.ру»

Ђ¬ызывали дл€ допроса в инквизициюї.  ак ѕетр приучал –оссию к скульптуре Ч рассказывает выставка в Ёрмитаже

ƒо 13 но€бр€ в Ёрмитаже, в јрапском зале проходит выставка скульптуры из коллекций ѕетра ¬еликого. Ёкспозици€ Ч небольша€, пара дес€тков работ. Ќо она окутана шекспировскими страст€ми: счастливыми истори€ми обретени€ считавшихс€ утраченными скульптур, допросом автора по обвинению в св€з€х с потусторонними силами, встречей с таинственными восточными животными и спр€тавшимс€ за портретом императора мавром.

—татьи

>