«007: Координаты «Скайфолл»: Если дорог тебе твой дом

09 ноября 2012, 11:40
Версия для печати Версия для печати

Это не то. С самого начала было ясно, что это не то. Какое-то время назад переживали, что это не тот 007 – потому что настоящему 007 нужна холодная война, а без нее и сухой мартини недостаточно сух. Потом оказалось, что это не тот Бонд – в компании Шона Коннери, Роджера Мура и Пирса Броснана средний (даже не по высоким британским стандартам – а просто весьма средний) актер Дэниел Крейг выглядел смышленым парнишкой из низов. Идеальным, чтобы забить пару гвоздей, но не вполне пригодным, если нужно изобразить нечто вроде фирменной бондовской элегантной иронии.

Это понимали многочисленные поклонники легендарной франшизы – и устраивали, натурально, акции протеста. Это понимал и сам Дэниел Крейг – и, как теперь выясняется, пытался отказаться от роли незадолго до съемок «Скайфолла» (возможно, запоздало кокетничает, однако – тенденция). Надо полагать, сомнения испытывал и Сэм Мендес, взявшись за режиссуру в фильме, где, казалось бы, все известно, расчислено и расписано заранее – да и с Крейгом он работал в «Проклятом пути», и играл тот у него отнюдь не героя.

Все было не то и не так, тем не менее, полувековой юбилей шпионской эпопеи надо было отметить. А, как говорит в фильме М, «черта с два я брошу дела в состоянии хуже, чем их приняла». Хуже предыдущего «Кванта милосердия» сделать было трудно, но иной умелец бы расстарался, а вот Сэм Мендес – черта с два. Несовершенство как таковое он сделал принципиальной движущей силой, классическим «затруднением приема», а серию провалов и неудач (нескончаемых и болезненных, благодаря сценаристу Джону Логану) – единственно возможной дорогой к победе.

Еще не прошло и пяти минут фильма, а уже все пропало. Хитрый и резвый до чрезвычайности вражеский шпион выкрал сверхсекретные материалы с полными досье агентов MI6 и умчался, преследуемый Бондом, по крышам стамбульского Гранд-Базара. Еще через пять минут тело Бонда с пулей в груди (выпущенной дисциплинированной, но криворукой коллегой) уже летело с моста в воду. Он, разумеется, выжил, но как-то не вполне.

Дела хуже некуда: брошенный на произвол судьбы Бонд много и с выдумкой пьет (фокус в том, чтобы, опрокидывая стакан, не разозлить сидящего на руке скорпиона), а в это время М (Джуди Денч) за провал выживают на пенсию, в самом здании MI6 устроен злодейский взрыв, и трупы агентов уже потихоньку поступают в гробах, укрытых Юнион Джеком. Но и возвращение Бонда оптимизма не добавляет: сдать тесты, чтобы получить допуск, он не в силах, палит мимо, подтягивается хило, первая ассоциация на слово «день» - «прошел даром», на имя «М» - «дрянь». «Это конец», - поет Адель в заставке к фильму. Все, надежды нет, небеса падут, как и было сказано.

Старой развалине, в которую превратился 007, удивительно к лицу «новые старые» интерьеры – MI6 временно переместился в бункер Черчилля. Никакого хай-тека, только кладка 18 века и подвальная лондонская аскеза. Взрывом до поры неизвестного кибертеррориста начисто смело налипший за полвека культурный слой – и у Бонда и впрямь появился шанс «прильнуть к истокам». Он еще успеет профукать все, что можно (но только не в Макао – еще не хватало, чтобы 007 налажал в Макао!), и на первый поединок с коварным кривлякой-блондином (в роли главного злодея Сильвы – феерический Хавьер Бардем) выйдет очень и очень не в форме, но, в конце концов, важен результат. На руинах мертвого города злодей (бывший фаворит М) еще пел свою романтическую арию про горькое одиночество шпиона на длинной дистанции, а Бонд, опять выпаливший мимо цели, уже вовсю ухмылялся: «А кто тебе сказал, что я один?» - и над безлюдным затерянным островком где-то в Южно-Китайском море под знаменитую главную бондовскую мелодию зависал военный вертолет. (То, как аккуратно, дозированно, нежно Сэм Мендес подает фирменные знаки бондианы, - отдельный номер. Эта режиссерская «гомеопатия» действует наповал).

Небеса падут, враг силен, как никогда, западный мир под угрозой, М стареет, новый Кью – нахальный хипстер-очкарик (прелестный здесь Бен Уишоу), самая хитрая и современная компьютерная система уязвима, маньяк-террорист может оказаться на свободе, лондонская подземка беззащитна, полиция бессильна, Бонд не тот, Англия не та… «Но мы есть мы», - в безнадежной ситуации, посреди парламентских слушаний, железная М – или дама Джуди – вдруг читает финал теннисоновского «Уллиса». Не ведая, конечно, как последняя строка: «…бороться и искать, найти и не сдаваться» отзовется в далекой России, и не скрывая трезвой горечи: «хоть нет той силы в нас, что прежде сдвигала небеса»… «Но мы есть мы». Любопытно, кстати, что М решила процитировать именно Теннисона – он ведь, как вот уже почти век известно в Англии, тоже «уже не тот».

Юбилейный фильм, ради праздничка позволивший себе роскошь неожиданной серьезности, немного классической поэзии, романный размах в финале и даже – о, ужас! - чуточку патриотического пафоса - вернул Джеймса Бонда домой. Во всех смыслах. В Великобританию – и напомнил о давнем забытом страхе: угрозе вражеской высадки на остров (бункер Черчилля в фильме упомянут неспроста). В Шотландию - где на дорожке с геральдическим оленем, неподалеку от могилы убитых родителей, стоит нетопленный родовой особнячок под названием «Скайфолл». И «хоть нет той силы в нас», и героев осталось только трое - но дальше этого кособокого «грозового перевала» враг не пройдет. Потому что М – дама Джуди – сноровисто делает ловушки из битых лампочек и патронов, у старого друга семьи Бондов – а это сам Альберт Финни – есть охотничий ножик и пара динамитных шашек, и старый добрый Астон Мартин, даже попав в окружение, отстреливается, как дьявол. Да и Дэниел Крэйг в конце концов воспользуется шансом стать Бондом, Джеймсом Бондом.  

Лилия Шитенбург, «Фонтанка.ру»
 

«Второй отец» Мэрилин Монро и «троцкист», друживший с Хамфри Богартом. Пять петербуржцев, покоривших Голливуд

«Русский Голливуд» для наших соотечественников — уже давний предмет гордости. Но петербургский (ленинградский) Голливуд — отдельное «поселение». Тут не только артисты, игравшие с Энтони Хопкинсом и Луи де Фюнесом и злодей из первого сериала про Бэтмена, но и педагог, который помог Клинту Иствуду стать ковбоем, а Мэрилин Монро научил правильно приподнимать юбку. И русская парижанка, сумевшая «отобрать» премию «Оскар» у Глэдис Купер. И это ещё не все.

Статьи

>