Календарь >> https://calendar.fontanka.ru/articles/9241

12 февраля 2020, 18:29

Категория: спектакли

«Медиамир использует гиперсексуализацию девушек». Как в Мариинском готовят премьеру «Лолиты»


Фото: Павел Каравашкин/"Фонтанка.ру"

В Петербург на двух фурах «переехала» пражская постановка оперы Родиона Щедрина по роману Владимира Набокова «Лолита». Премьера пройдет 13 февраля на новой сцене Мариинского театра, дирижировать собирается Валерий Гергиев. Таким образом театр замкнет уникальный круг: при жизни Щедрина на сцене петербургского театра будут идти все написанные им оперы.

«Фонтанка» побывала за кулисами «Мариинского-2» на репетиции и узнала, как возлюбленная Гумберта Гумберта из соблазнительницы превратилась в жертву, и что общего между ней и Бритни Спирс.

«Я люблю вас с первой минуты...», «Я страстная и одинокая женщина. Я хочу, чтобы вы стали спутником жизни, чтобы были готовы соединить свою жизнь с моей…» — признается Гумберту мать Лолиты, Шарлотта. Но тот оборачивается к ней только после слов: «И стать отцом моей девочки...»

В этот момент герой (его партию на репетиции исполнял Сергей Романов) меняется в лице и начинает как бы в шутку связывать женщину, надевая на нее чулок Лолиты. А после — рассказывает (повествование ведется от его имени): «Я ласкал ее и воображал Лолиту, что она старшая сестра Лолиты — тело холеное, но бедра тяжелые». Поначалу Шарлотта, чью партию исполняет Анна Кикнадзе, смеется, говоря: «Нет, нет, пожалуйста, нет!» Но потом музыка звучит жестче, мрачнеет и голос солистки, набирая силу и, заполняя зал, и та же фраза пробирает до холодка по спине: «Нет, нет, пожалуйста, нет!»

Оперный спектакль «Лолита» в Мариинском театре маркирован 18+, причем «без дураков»: теперь учреждения культуры теперь обязаны контролировать, чтобы в зале не было тех, для кого произведение не предусмотрено. Билеты на детей, даже старшего школьного возраста, покупать бессмысленно — все равно не пустят, даже с родителями. Кстати, если хорошо выглядите — берите с собой паспорта и будьте готовы к очередям на входе — проверка занимает время.

Произведение Набокова, давно будоражащее умы не только ценителей литературы, но и любителей самопиара, ставит чешский режиссер и перформер Слава Даубнерова. Молодая сосредоточенная женщина в черном брючном костюме — человек современного западного мира, где сексуальные темы в произведениях искусства любой эпохи, как и биографию их авторов, сейчас изучают под лупой. Вспомнить только о попытках переосмыслить вклад Гогена в историю мирового искусства из-за информации о его сексуальных контактах с несовершеннолетними таитянками. Вот и «Лолита» для Даубнеровой — история не о кокетстве и неудержимой постыдной страсти. Постановщик определенно видит в девочке жертву: ей только 12, и ее насилуют — мир взрослых и мир детей необходимо разделять, а не сексуализировать юность, что характерно для современной поп-культуры.

Несмотря на это, Даубнерова не стремится «переделать» природу артистов. Например, остается сама собой исполнительница заглавной партии Кристина Алиева, которая репетировала спектакль, когда за кулисы заходил наш корреспондент, — она органична в роли пацанки-соблазнительницы, невероятного по энергетике человека, перед которым бы и вправду мало кто устоял. Девушка легко запрыгивает на багажник автомобиля, где танцует под музыку в наушниках («Это была моя Лоло», — комментирует мать), скачет по квартире и дерзко закидывает ноги на Гумберта, когда они смотрят телевизор, сидя на диване. В очередь с ней поет Пелагея Куренная, и у нее — своя Лолита.

репетиция оперы «Лолита»
репетиция оперы «Лолита»

Фото: Павел Каравашкин/ "Фонтанка.ру"

Партии солистов у Щедрина достаточно трудны: атональное звучание не интуитивно, мелодии непросто запоминать — а учить оперу солисты Мариинского начали лишь немногим более месяца назад. Иногда певцам все еще требуются «подсказки». Репетиции проходят в здании «Мариинки-2», закулисье которого настолько просторно, что пока на основной сцене идет вечерний спектакль, позади него, за разделяющей стеной, режиссер может работать с солистами «под рояль».

Репсцена не оснащена поворотным диском, поэтому он просто очерчен на полу, а артисты и режиссер переходят от одной части декораций к другой. По сторонам расставлены экраны, показывающие в прямом эфире дирижера. Сергей Неллер в это время сидит в паре десятков метров от рояля, и пока концертмейстер Ирина Соболева оживляет партитуру, дирижирует невидимым оркестром. Иногда из динамиков раздаются фрагменты записи оркестра из Праги. Оркестровые репетиции тоже проходят, но сейчас режиссеру нужнее отработать действия артистов.

В центре сцены, окруженной уходящим в черноту реквизитом других спектаклей, — обстановка квартиры, лишенная стен: кухня-столовая, ванная, кабинет с печатной машинкой «Консул» и ручной видеокамерой на столе. По одну сторону от нее — арка, увитая плющом и символизирующая сад, по центру — старенький легковой автомобиль «Бьюик» с бутылкой из-под виски на переднем сиденье. Декорации в духе американской мыльной оперы дополняют припаркованный у стен фургон, бензоколонка и светофор, сложенный у стены позади стульев для тех солистов, что ожидают своего выхода.

Среди них сидит и Родион Щедрин. Композитор в хорошем настроении, но беседовать с журналистом «Фонтанки» не решается, «чтобы не сглазить» важное для него предстоящее событие — и по всем вопросам, включая собственные идеи и состояние, переадресовывает к произведению Владимира Набокова. В то же время, когда солистам оказывается трудно попадать в музыку, он решительно подходит к концертмейстеру и подправляет партитуру. В перерыве композитор подходит к режиссеру и прощается словами «дедушка устал», заверяя: «У вас все получится».

«Родион Щедрин за ходом постановки в Праге не следил и увидел на премьере уже готовую продукцию, — рассказала Слава Даубнерова «Фонтанке». — Что просто фантастически с его стороны, он оказался полностью открыт для изменений, с ним было хорошо работать. Например, мы обсуждали, можно ли задержать паузу, потому что это было важно для сценической концепции. Он понимает, насколько важна хорошая театральная постановка. Я впервые встретила композитора, кто не дрожал бы над своей партитурой как над святыней, — притом, что мне безумно нравится его музыка. И ведь он же сам написал либретто. Он отлично чувствует театр».

К слову, Родион Щедрин познакомился с текстом «Лолиты» благодаря возлюбленной Владимира Маяковского Лиле Брик — та одолжила ему книгу, выпущенную в самиздате. И у нее же дома он познакомился со своей будущей супругой — Майей Плисецкой.

Слава Даубнерова: «Имидж Лолиты изменился за 60 лет»

«Роман Набокова — великолепный материал для оперы, что для меня стало большим сюрпризом. Я не знала, такая опера уже написана, мне о ней рассказал предыдущий директор пражского театра. Для режиссера — удовольствие ставить такого рода материал, потому что это еще и отличная пьеса с точки зрения театра: ситуации в музыке удивительно театральны, произведение сконцентрировано вокруг очень интимной ситуации. Я всегда мечтала работать с певцами над темой человеческих отношений, психологии и создавать нечто особенное. Так что меня восхищает эта работа.

Слава Даубнерова
Слава Даубнерова

Фото: Павел Каравашкин/ "Фонтанка.ру"

Для меня было очень важным сменить призму, через которую люди смотрят на этот сюжет. Потому что спустя 60 лет после того, как написана «Лолита», общество стало по-другому ее воспринимать. Имидж Лолиты изменился. Раньше она был синонимом нимфетки, соблазнительницы. А для меня Лолита прежде всего — жертва. Наиболее важная информация в этой книге — что ей только 12 лет. Гумберт Гумберт ее насилует и соглашается с этим в книге. Книга подается с позиции Гумберта Гумберта. Конечно, в этом романе фантастический язык, но это язык манипулятора, который, защищаясь от посторонних взглядов, хочет выказать свои аргументы. Но для меня было важным показать мир 12-летней девочки. И, конечно, для меня была важной линия Шарлотты, матери. Я хотела показать разрыв между миром взрослых и хрупкостью девочки, которая не может себя защитить.

Нынешний образ Лолиты в общественном представлении сформирован масс-культурой, которую сегодня составляют девочки из видеоклипов, вроде Бритни Спирс или Майли Сайрус. Медиамир использует гиперсексуализацию девушек, и их сравнивают с Лолитой, что я считаю недопониманием произведения и неверным толкованием образа героини. Набоков описывал свою Лолиту не как гиперсексуальную девушку, а как угловатую девчонку, которая даже в чем-то выглядела как мальчишка.

Для меня было важным представить в опере разные точки зрения. Общество ведь часто слепо, для нас — норма, что мы видим в клипах девочек в коротких юбках. Я не против коротких юбок, но у этого прямая связь со школьной униформой, словно бы мы хотели сексуализировать одежду подростков. Это становится естественным для общества, и мне кажется важным говорить и думать об этом».

Алина Циопа, «Фонтанка.ру»