Календарь >> https://calendar.fontanka.ru/articles/9111

13 января 2020, 17:21

Категория: кино

«Новый папа»: прелюдия к войне. Как Джуд Лоу и Джон Малкович делят тиару в сериале Соррентино


Фото: скриншот трейлера

«Нового папу» показывают публике частями. Уже по первым двум эпизодам очевидно — это не продолжение «Молодого папы», а совершенно новая история. Католикам можно только позавидовать — их религия становится по-настоящему культовой. Хотя зависть, кажется, грех.

Все смешалось в Ватикане. По коридорам расчетами по пять-шесть человек бродят боевые монахи, подозрительно похожие на «воробьев» из «Игры престолов». С кардиналов снимают кресты и перестают кормить. Статуэтку Венеры Виллендорфской отправляют в Лондон на аукцион Кристи. Повсюду беженцы. В пустом зале работает телевизор, как будто позаимствованный со съемочной площадки фильма «Звонок». На экране какие-то анонимные исламисты объявляют войну «иблису» в лице всех христиан.

Девять месяцев назад Пий XIII впал в кому. Ему пересаживают сердце мусульманина. Мем смешной, а ситуация страшная. Джуду Лоу, который в «Молодом папе» сыграл главную роль своей жизни, не оставили ничего, кроме возможности быть божественно красивым. Но зачем его понтифику больше, он же и так, считай, святой, ему достаточно просто дышать.

Паоло Соррентино продолжает крестовый поход на католическую церковь, делая это если не с любовью, то с любованием. Поменялась команда сценаристов: Соррентино по-прежнему главный, а вот место его отряде удалось сохранить только Умберто Контарелло, с которым они работали над оскароносной «Великой красотой». Тони Гризони («Страх и ненависть в Лас-Вегасе») сменил Стефано Бисес («Гоморра»). Во втором сериале всего больше: католического китча, неожиданных ассоциаций, гнева, пафоса и секса. Если в «Молодом папе» бюджета в 45 миллионов долларов хватило на то, чтобы запустить в ватиканские сады живого кенгуру просто потому, что это весело, то теперь порезвиться в культовом антураже пригласили настоящих Шерон Стоун и Мэрилина Мэнсона. Но и это еще не все — зрителя ждут два папы по цене одного. Такие случаи, кстати, для католической церкви не редкость. Бывало и три папы одновременно, а двоепапие длилось десятилетиями.

Пока безутешные фанаты молятся за здравие спящего красавца, днюя и ночуя на площади под его окнами, кардиналы выбирают нового папу при живом молодом. Амбициозный кардинал Войтелло, тот самый, который уморительно залипал на палеотическую Венеру, тут же говорит себе и окружающим: «Я почему раньше вредный был? Потому что у меня папской тиары не было!» Но конклав наступает на свои любимые грабли. В прошлый раз кардиналы посадили на святой престол «фотогеничную марионетку», которая в финале превратилась в секс-символ веры, а кое-кого жестоко покарала. Теперь конклав ищет марионетку, которая удовлетворит всех. Таинственный «промежуточный папа» оказывается давним знакомым фанатов сериала — в финале 2016 года он рыдал на груди Пия XIII, но тогда это никого не насторожило.

Джон Малкович в роли депрессивного кардинала Брэннокса станет самым новым папой, какого только можно себе вообразить. Он носит макияж как у Джека Воробья, владеет бесконечно огромным количеством земли и неведомым образом пачками обращает в католичество англикан. Вера для него — что-то вроде поэзии. Прежде, чем согласиться взойти на ватиканский престол, Брэннокс хочет, чтобы с ним поговорили о любви. Любовь он понимает своеобразно — но не так, как вы подумали.

«Новый папа» — это история о двойниках. Кардиналу Войелло злобная копия в конклаве мешает стать, наконец, папой самому. «Промежуточный Папа» внешне похож на реально существующего папу Франциска, да еще и имя берет себе такое же. Брат-близнец Брэннокса станет ключом к сокровенной тайне нового папы. Пий XIII вернется в сознание в самый неожиданный момент и кому-то придется стать антипапой. Вдобавок в первой же серии обостряется противоречие между богом и церковью, а разборка пап будет проходить, видимо, на фоне конфликта между католичеством и исламом. Мотив двойничества в обманчивом свете неоновых крестов повторяется многократно, и зрителю предстоит угадать, кто тут не самозванец. Но и это не имеет значения. Потому что, как сообщили Пию XIII еще в первой серии «Молодого папы» его святые предшественники, «главное верить в себя — это даже важнее чем верить в Бога». Вот и увидим, чья вера окажется крепче.

Конечно, Паоло Соррентино, создавая свой прекрасный Ватикан будущего, не изобретает ничего нового, просто собирая воедино все то, что пытливый зритель и так подозревал: сексуальные скандалы, неприличное богатство, бандитские методы решения проблем и утрату веры иерархами церкви. Но, как известно, лучше всего воспринимается то, что ты и так уже знаешь — просто нужно, чтобы кто-то придал этому знанию форму. А с формой Соррентино умеет работать в духе лучших итальянских мастеров, выстраивая кадры, как плотна эпохи Возрождения, а фрески Сикстинской капеллы делая соучастниками дейсвия.

Интересно, что выход «Нового папы» совпал с другой значимой премьерой. Первого января Netflix выпустил сериал «Мессия» о «втором пришествии» на Ближнем Востоке. Религиозно-шпионский детектив, казалось бы, имеет мало общего с костюмной драмой, но вырастают они из одного корня. В условиях тотального кризиса доверия к официальным религиям людям по-прежнему нужна вера, основанная на неподдельном чуде. И творцы смыслов от HBO и Netflix с готовностью откликаются на этот запрос.

Пока первые эпизоды нового сериала Соррентино выглядят настолько крепкими, что зрителям, как кардиналам в конклаве, впору сказать: «Вот мы и дожили до нового папы. А увидим ли следующего?» У режиссера на этот счет уже есть идеи.

Венера Галеева, «Фонтанка.ру»

Читайте также:

Мини-рецензия «Фонтанки» на седьмой эпизод «Нового папы», показанный на Венецианском кинофестивале

10 лучших телесериалов января: выбор «Фонтанки»