Календарь >> https://calendar.fontanka.ru/articles/8974

01 декабря 2019, 10:59

Категория: выставки

«Мне хватает внутреннего цензора». Уличный художник Миша Маркер впервые выставился в галерее, но скрыл лицо


Фото: Алина Циопа/"Фонтанка.ру"

Уличный художник Миша Маркер, известный работой о снеге-убийце и плакатом о «Трех билбордах на границе Эббинга, Миссури», впервые показал свои работы в галерее. Выставка «еретик» открылась в пространстве Navicula Artis арт-центра «Пушкинская, 10». Автор по-прежнему не хочет становиться публичной фигурой и открывать лицо, поэтому «Фонтанка» заглянула в зал заранее, во время развески, и поговорила с Маркером об идее экспозиции, религиозных активистах и силовиках. А куратор выставки объяснил нам, почему она — важный шаг для искусства. На фотографиях читатели «Фонтанки» смогут увидеть Мишу Маркера лишь со спины.

«еретик» — первая выставка Миши Маркера «под крышей». 23 сентября 2017-го он пытался провести экспозицию прямо на улице, на пересечении Загородного и Владимирского проспектов, но свыше десятка картин растащили в первую же ночь. Те, кто это сделал, даже не стеснялись — возможно, потому что не поняли замысла: картины никто не охранял, их отцепили и унесли в неизвестном направлении.

Нынешняя выставка «сбылась» благодаря случайности. Миша Маркер пришел посмотреть на работы Ивана Тузова на «Пушкинскую, 10» и узнал, что из себя представляет эта галерея.

«Я по галереям, по выставкам не ходок, — признался Маркер в беседе с «Фонтанкой». — Бываю от случая к случаю. А так — получается, да, открыл для себя «Пушкинскую, 10» лишь месяц назад».

Миша Маркер на развеске выставки
Миша Маркер на развеске выставки

Фото: Алина Циопа/"Фонтанка.ру"

В выставочном плане Navicula Artis, курируемой Глебом Ершовым, нашлась пауза между проектами. Так удалось выделить неделю под Маркера: посмотреть «еретика» можно всего лишь до 8 декабря.

В Петербурге Миша стал обсуждаемым художником благодаря уличным работам: его минималистичные высказывания на плакатах не раз попадали в сюжеты новостей из-за актуальности и социальной остроты. Можно вспомнить, например, «Нам билбордов не хватит спрашивать» — после выхода фильма «Три билборда на границе Эббинга, Миссури» или снег-убийцу — в ту пору, когда неубранный вовремя с крыш снег, превращаясь в лед и падая на тротуары, уносил жизни горожан.

Эскизы к этой выставке были готовы у художника еще летом. Ближе к открытию экспозиции автор выполнил их в акриле.

В Navicula Artis представлено 12 работ — несмотря на символическое число, художник в него не вкладывал дополнительных смыслов. Маркер вообще против обширных объяснений: рядом с его плакатами нет этикеток с описаниями, только короткие, в одно слово, названия.

«У меня изобразительный язык, я его выбрал, — отмечает он. — Если бы я хотел писать большие тексты — я бы стал писателем».


"Иуда", работа на выставке "еретик"

Фото: Алина Циопа/"Фонтанка.ру"

Впрочем, и единственного слова во многих случаях достаточно: вдумчивый зритель разгадает авторский замысел. Или вложит свой, что художник тоже поддерживает.

Вот, например, «Ева»: красное яблоко запретным плодом лежит в руке, украшенной семью бусинами браслета – семью грехами. Это первая работа на выставке и первая в проекте, с нее он и начался.

«Я не знал, на какую тему будет выставка, но появился первый эскиз, я думал, что будет дальше и пришел к выводу: почему бы не высказаться на тему религии», — вспоминает художник.

Одна из соседних работ называется «Грех». На ладонях человека семечки — а слетевшиеся птицы сели персонажу на голову и закрыли крыльями глаза.

«Грехи, которые мы сами подкармливаем, нам застилают зрение», — подсказывает автор.

Миша Маркер на развеске выставки
Миша Маркер на развеске выставки

Фото: Алина Циопа/"Фонтанка.ру"

Среди представленных картин есть и политические — как «Война», где танки и самолеты участвуют в сражениях за спиной Христа, глаза которого завязаны. Или «Исповедь»: одетый в маску человек стоит, подняв руки, связанные колючей проволокой. На шевроне написано «сила». По словам художника, не важно, какое ведомство под ней подразумевается: ФСБ или полиция.

«Силовые структуры в конечном итоге будут отвечать за то, что они делают, — считает он. — Нельзя так действовать, я за добро, любовь и мир».

Слова художника подтверждают татуировки на его левой руке. Почти все они, за исключением одной, сделаны по собственным эскизам. Среди слов, которые можно заметить, — действительно, «любовь». А еще шуточные — «пустое место» и «не вижу зал».

Есть на выставке и картина об утопающем, который с молитвой обращается к Богу, но, спасаясь, забывает о своих словах. И работа, посвященная религиозным активистам с «пустыми головами». «Фонтанка» поинтересовалась у автора, не опасается ли он, что привлечет к себе ненужное внимание этой категории людей.

«Как любой человек, я опасаюсь неадекватных, под какие-то категории их подводить — религиозные фанатики, не религиозные — смысла нет, — говорит Миша Маркер. — Мне внутреннего цензора хватает, чтобы не творить [ерунду — Прим.ред.]. «Жестить» я не опасаюсь, это просто не в моей натуре. Я не знаю, чем тут можно оскорбиться».

«Хороший умный плакат — это всегда повод задуматься и размышлять над какими-то вещами, которые требуют сосредоточенного подхода, — комментирует куратор выставки Глеб Ершов. — Поэтому мне кажется, он в своих вещах находит идиомы разных смыслов, которые современному человеку необходимы для размышлений».

С художником они сходятся в том, что, пусть и временный, этот переход с улиц в галерею был необходим, и это если не «важная веха», то хотя бы мысленная «галочка», которую было самое время поставить.

«Когда художник делает свои работы для улицы, это явление остается не всем известным и доступным, а здесь есть возможность увидеть их в чистом белом пространстве «белого куба». Мне кажется, любому художнику такой перенос необходим, чтобы понять, что он делает с точки зрения личности, — рассуждает Ершов. — Понятно, Кит Харинг, Баския или Бэнкси уже давно музейные мастера, их работы хранятся в ведущих собраниях мира. И любой, даже начинающий художник понимает, что рано или поздно ему придется «примерить» свои работы к масштабу и формату выставочного пространства, которое является проверкой качества творчества».

Ершов отмечает, что позитивно относится к такому переносу, который позволяет «вычленить работы с улицы из медийного потока и помыслить их как законченные высказывания» — «тем более что здесь есть философские послания на тему отношений человека с самим собой, с верой, со своими убеждениями, страхами, сомнениями, дурными или хорошими поступками».

«То есть как у Достоевского: когда-то некое медийное событие, ставшее информационным поводом для газеты, послужило основой для философского текста «Преступление и наказание», — продолжает Ершов. — Художник вычленяет некие человеческие состояния и из социума, где они живут естественной жизнью, переносит в пространство галереи. И тем самым он их «отстраняет» и делает фактом искусства. Мне кажется, это очень важный момент».

Алина Циопа, «Фонтанка.ру»