Календарь >> https://calendar.fontanka.ru/articles/8881

07 ноября 2019, 12:31

Категория: кино

«Девятая» на автопилоте: Почему мистический триллер о Петербурге не повторит успех «Дуэлянта»


Фото: centpart.ru/

В прокате — спродюсированный Александром Роднянским мистический триллер в декорациях Петербурга позапрошлого века. И не самая удачная попытка повторить успех «Дуэлянта». 

В «Дуэлянте» Роднянский нашел идеальный формат высказывания. Пригласил в большой проект большого же и яркого режиссера, перезапустил исчерпавшую себя тему Петербурга на экране, превратил город Достоевского в декорации для викторианского мрачного ужастика. «Девятая» с самого начала кроилась по тем же меркам. Тоже большой режиссер Николай Хомерики, тоже Петербург с тухлой водой, сумраком и грязными проулками. Но это только на первый взгляд.

Сценарий Марины и Сергея Дьяченко, дуэта писателей-фантастов, скроен куда проще, чем мизгиревский «Дуэлянт». В Петербурге рубежа девятнадцатого-двадцатого веков находят тела девушек. Одновременно в город приезжает британская колдунья, способная вызывать к жизни тени мертвых. Дело о серийных убийствах берется расследовать полицейский полковник Ростов. Композиция — почти детская: все действие дано через рассказ одного из главных действующих лиц. Перипетии — ожидаемые: конечно, полковник и колдунья друг в друга влюбляются. Наконец, фантасты Дьяченко не слишком умело владеют формой заданного жанра: викторианские ужасы предполагают разоблачение магии, их суть именно в том, что воскрешения, духи и призраки есть только продукты новейших технологий. А здесь все духи — настоящие; как следствие, и интриги никакой нет, сюжет напрочь лишен напряжения.

Визуально «Девятая» тоже сильно уступает в цельности «Дуэлянту». Там из Петербурга кроили какой-то фантастическое место, какого никогда на свете не бывало. Здесь топография соблюдается с документальной точностью, мрак болотного города реализуется не через образы, а через речь героев, которые через слово лепечут что-то про климат. Наконец, сам стиль выбран куда менее выигрышный: экранное действие перебивается рисованными комиксовыми эпизодами. Которые викторианскую ткань разрушают, да попросту ей противопоказаны. Наконец, оператор Максим Осадчий, который в «Дуэлянте» здорово играл с водой, грязью, изломанным пространством, здесь попросту скучает: нет никакого особого материала, из которого можно складывать сложное и эффектное визуальное решение. 

Конечно, причина отчасти в специфике режиссуры Николая Хомерики. Создатель «Дуэлянта» Алексей Мизгирев — пассионарий: он красиво побеждал коммерческий жанр, внедрял в него свой узнаваемый почерк, манеру построения диалогов. Хомерики куда более робкий и осторожный, он намного больше зависит от команды, вместе с которой сделал лучшие свои фильмы, «977» и «Сказку про темноту». В отрыве от нее его как будто вовсе нет. Прошлый его опыт в массовом кино — «Ледокол» — это наглядно показал. Вот и с «Девятой» то же самое.

Странно ожидать, что актеры как-то смогут переломить ситуацию. Они, скорее, уютно чувствуют себя на своих местах: Евгений Цыганов-Ростов дежурно отрабатывает рокового героя. Юрий Колокольников в образе аристократа-мистика играет мускулами и берет роль нахрапом. Евгений Ткачук, как обычно, рубит каждое слово топором и стреляет наглым глазом. В общем, каждый участник процесса просто автоматически воспроизводит то, к чему привык. Новые лица на таком фоне просто не могут о себе достаточно ярко заявить. Петербургский театральный актер Дмитрий Лысенков в роли верного спутника Ростова, эдакого Гастингса или Уотсона, малоубедителен — да и мальчишеская фактура плохо вяжется с ролью хитроумного полицейского.

Дмитрий Лысенков и Евгений Цыганов
Дмитрий Лысенков и Евгений Цыганов

Фото: скриншот трейлера

Фантасты Дьяченко нагоняют сюжетную жуть, Осадчий вглядывается в баки и аксельбанты. Изначальной затее это противоречит: все-таки Александр Роднянский тем и знаменит, что не боится рисковать и экспериментировать. Может, стиль тут и выдержан, и даже страшно бывает, но вот свободы в обращении с формой – а именно она сделала «Дуэлянт» вещью неординарной — даже и не пахнет.

Иван Чувиляев, специально для «Фонтанки.ру»