Календарь >> https://calendar.fontanka.ru/articles/8841

29 октября 2019, 10:58

Категория: афиша плюс

Категория: кино

Больше не звоните ДиКаприо! Вредные советы для тех, кто не верит в российское молодое кино


Фото: Дмитрий Елисеев, предоставлено фестивалем Cinemarket

Русскому кино не хватает сюжетов: говорить правду и снимать хорошие истории, а не то, что теоретически «выстрелит» и обгонит голливудских соперников, молодые режиссёры только учатся. О том, куда движется отечественная киноиндустрия, что тормозит процесс и светит ли нам свой «Чернобыль», с 25 по 27 октября начинающие режиссёры обсуждали с коллегами в Петербурге на фестивале Cinemarket.

Среди экспертов форума — работавшие над «Салютом-7» режиссёр Клим Шипенко и продюсер Сергей Сельянов, сценарист «Звоните ДиКаприо!» и «Гоголя» Алексей Караулов, руководители кинокомпаний «Нон-стоп продакшн» и «Телесто». «Фонтанка» послушала их и составила список вредных советов для тех, хочет помешать молодому неудобному российскому кино.

Смотрите телевизор, а не интернет-премьеры

Самая стабильная и предсказуемая аудитория сегодня у телеканалов: по словам шеф-редактора дирекции кино и сериалов НТВ Василия Корвякова, он уверен в своих зрителях: им «заходит водевиль». Люди «хотят получить не плохую, а простую историю», где, скорее всего, линейное время, лавный герой — мужчина, а если вдруг женщина, то обязательно в окружении волевых коллег. Тут точно не найдёшь путающих флешбэков и слишком сложных отношений.

Как вспоминает креативный продюсер телеканала ТВ-3 Анна Гудкова, стойкость и преданность зрителей однажды выбранному формату отметил сам Юрий Дудь. Когда его пригласили вести любую из телепрограмм или придумать собственную, он заявил:

— Парни, я к вам пришёл вот из чистого любопытства: посмотреть, как живут люди на «Титанике»: вот он уже тонет, практически ушёл на дно, а вы стоите. И такой закат красивый! — уехал и ведущим не стал.

Вероятность наткнуться на откровенный или эстетский сериал возрастает на онлайн-площадках. По признанию креативного продюсера «Яндекс. Студии» Марии Трубниковой, она выбирает проекты, где обычная история рассказана с нестандартной точки зрения, но никогда классические, где «девочка из провинции приехала в Москву и встретила олигарха, устроилась горничной, а потом они сыграли свадьбу».

Пренебрегайте короткометражками, не доверяйте фестивалям

Как сообщил ректор высшей школы кино «Арка» и автор книги «От видеоролика к Оскару. Фильммейкинг на миллион» Дмитрий Котов, и для новичков, и для состоявшихся режиссёров короткий метр всегда был поводом поэкспериментировать и снять историю так, как они бы они никогда не решились в большом кино.

Чтобы вдруг не распереживаться из-за чужих проблем или тягот жизни в российской провинции, придётся особенно тщательно избегать независимых конкурсов: именно там молодежь выступает максимально остро. В среднем, стоимость такой картины — меньше 100 тысяч рублей: вы не увидите никакой магии, спецэффектов, подвигов и развлечений.

Вас должны насторожить названия фестивалей «Короче», «Артдокфеста» и «Пилота». Хотя последние два посвящены полнометражным фильмам и сериалам, а не короткометражкам, все работы там неподцензурные.



Фото: Дмитрий Елисеев, предоставлено фестивалем Cinemarket

Скажите «нет» социальным сюжетам. Не участвуйте в краудфандинге

Чтобы точно не поддержать что-то злободневное и антитоталитарно-разоблачительное, не ходите на ленты, создатели которых связали сюжет с происходящим сейчас в стране. Чтобы снять фильм о пожарах в тайге или пытках в тюрьмах, создатели проекта, скорее всего, откроют сбор на одной из многочисленных онлайн-площадок. Если тема скандальная, деньги найдутся быстро.

Как уверяет создатель платформы Sponsr.ru Михаил Фёдоров, чтобы получить искомую сумму, нужно найти потенциальных зрителей, которые поверят в идею и смогут периодически переводить определённое количество денег. Главный враг проектов на краудфандинге лишь — разовый перевод. Вот ты скидываешь сто рублей, исполняешь свой долг, а авторы потом жалуются: на съёмки хватило, на постпродакшн нет.

Избегайте лент с эмоциями и без героизма

— У нас нет культуры рефлексии и артикуляции своего опыта, цензура начинается внутри. Чтобы рассказывать какие-то истории, нужно иметь смелость рассказать историю о самом себе, — посоветовал на дискуссии «Почему мы не снимаем правду?» сценарист Алексей Караулов.

У него самого был довольно травматичный опыт: потерял в какой-то момент деньги, бизнес, квартиры. Это история потом отчасти легла в основу сериала «Улица».

— Мне поставили диагноз, я пил антидепрессанты, и только пережив это всё, я понял, что только такие истории на самом деле цепляют. В них весь цимес. Если в жизни произошло что-то «стыдное», мы стараемся исключить это из своего поля зрения, скрыть это все. И зря, — считает он.

По мнению экспертов, одно из отличий «крутого» российского кино — умение разворачивать «мелкие» истории, говорить не только о вечном, но и о простых вещах. А ещё — требуется сдерживать актёрские порывы. Например, снимая «Текст» — историю про подброшенные наркотики и современную месть — режиссёр Клим Шипенко просил исполнителя главной роли Александра Петрова не кричать в камеру, а молчать и ничего особенного в кадре не делать:

— Актёр должен понять, что если внутренне он правильно построил повествование, ему не надо требовать от себя какой-то суперигры. Артисту сложно решиться ничего не играть. А режиссеру сложно не выпендриваться. Но надо договориться, довериться истории.



Фото: Дмитрий Елисеев, предоставлено фестивалем Cinemarket

Следите за режиссёрами, которые сразу добились успеха, много заработали и всюду об этом кричат

Сценарист Алексей Караулов, тот самый, который придумал «Звоните ДиКаприо!», уверен: хотя стоит «себя ценить и уважать свой труд», на первых порах не не надо сильно зазнаваться: набраться опыта можно на съемках чужого проекта, поработать «литературным негром и добиться первого кредита». Сам он начинал как соавтор Тихона Корнева, написавшего сюжет «Экипажа», «Волков и овец» и «Гоголя» и не верит, что в кино можно получить всё и сразу.

Как сказал «Фонтанке» режиссёр Павел Руминов, создавший «Я буду рядом» и «Дизлайк», он вообще не считает, что искусство можно использовать как «инструмент успеха»:

— Любой художник, который приходит к вам на семинар и рассказывает, как достичь успеха — это какая-то аномалия, потому что художник по определению выполняет совсем другую функцию — эксперимент, непонимание, обмен определённого вида счастья на некую нестабильность, — охотно делится Руминов и делает вид, что деньги не главное.

Один из его аргументов — в Нидерландах открыли музей Ван Гогу, который создавал полотна, пока не умер, но не построили галерею в честь успешных скупщиков и продавцов полотен.

Ольга Минеева, «Фонтанка.ру»

Читайте также:

«Мне дали сценарий, сказали читать, и что это военная тайна». Как воспитанник петербургского детдома сыграл главную роль в фильме ученика Сокурова

«Мы живём в патриархальной стране». Режиссер Кантемир Балагов — о «Дылде», феминизме, Ленинграде и эликсире бессмертия