Календарь >> https://calendar.fontanka.ru/articles/8221

23 мая 2019, 17:37

Категория: кино

«Аладдин» Гая Ричи: Ностальгический угар для родителей


Фото: wdsspr.ru

В прокате — «Аладдин», игровая версия классического диснеевского мультика. Зачем она нужна детям — непонятно, зато родители смогут и поностальгировать, и окунуться в современную политическую повестку.

Когда студия Disney объявила, что режиссером нового «Аладдина» будет Гай Ричи — автор «Карт, денег, двух стволов» и «Большого куша» — будущий фильм показался невиданным экспериментом. Что мог в старый сюжет про арабскую ночь и чудеса внести ироничный британец? Жесть? Драки с поножовщиной? Двойные смыслы? Ничего этого в новом «Аладдине» нет.

Фильм в целом очень, даже чересчур, следует сюжету мультика 1992 года. Уличный воришка влюбляется в принцессу, попадается дворцовой страже, по капризу коварного вельможи крадет в пещере волшебную лампу и доказывает, что любовь и дружба сильнее власти и денег. Отступления от канвы минимальны.

Но еще аккуратнее следует «Аладдин» мультику в визуальном решении. Порой ленту вернее называть римейком, а не перезапуском: актеры в деталях «снимают» пластику рисованных персонажей, даже костюмы ровно те же, что в анимационном фильме начала 1990-х. Не говоря уже о сценах, которые буквально покадрово следуют «оригиналу». И, конечно, песнях: музыкальность, привязчивость мелодий «Арабской ночи» и «Принца Али», обеспечили мультику в свое время невиданную, двойную славу. Здесь их заново оркестровали, заставили звучать помощнее, погромче, добавили актуальности (битов и хип-хопа в исполнении Джинна), но в целом тоже старательно реконструируют «оригинал».

Усиливает ностальгический угар выбор Уилла Смита на роль Джинна. Что объясняется вовсе не бесспорным комическим талантом актера, а, опять же, тем, что его золотой век был там, в прошлом — во времена «Дикого, дикого Веста» и «Людей в черном». Тогда у Смита, как говорят актеры, вентилятор в заднице работал в полную мощь, драйва было навалом, а амбиции драматического артиста еще не перевесили. Здесь актер возвращается в те времена — с переменным успехом вытягивает роль на чистом драйве. Насколько позволяет возраст и статус, конечно.

Еще более «взрослым» делает «Аладдина» то, как отчетливо в фильме звучат модные публицистические темы. Феминизм, в первую очередь: понятно, что сохранить ту же принцессу Жасмин, что была в мультике, в двадцать первом веке нельзя. Там она была просто девочкой, хрупкой и мечтающей о счастье и приключениях. Пассивным, так сказать, персонажем. В фильме ее осовременили и сделали более активной — но, кажется, переборщили. Принцесса Наоми Скотт прямым текстом рассказывает о своих политических амбициях, тяжелой доле женщины востока, вообще ее роль наполовину состоит из лозунгов и манифестов.

На новый лад зазвучала и восточная тема. Она и в 1992 году, сразу после войны в Персидском заливе, не могла не быть острой. Но в мультике существовала только на подтекстах, которые нужно было еще постараться считать. Здесь же восточная линия — вообще одна из главных и самых ярких. Не на уровне сюжета — там все спокойно, песок, минареты, тигры, шелка. Но в «Аладдине» почти все роли играют актеры экзотического происхождения. Главная роль у египтянина Мены Массуда. Наоми Скотт — наполовину индианка. Ее служанка и султан — Назим Педрад и Навид Негабан из Ирана. Во всех случаях это актеры, которые крупных ролей почти не играли (разве что Скотт засветилась в «Марсианине»). В общем, фильм при желании можно считать иллюстрацией к оскаровской речи Рами Малека — о том, что кино должно давать слово аутсайдерам, чудакам, всем нациям, верам и убеждениям. Теперь ни у кого язык не повернется сказать, что студия Disney — оплот патриархата и старческого занудства.

Хотя в общем и целом «Аладдин» — не радикализм, а жест отчаяния. Современных детишек нам уже не завоевать — черт с ними, будем развлекать тех взрослых, которые помнят наши золотые деньки и аккуратно читают социальные сети и New York Times. Лишнее подтверждение этой новой политики — то, что студия в этом году пересняла еще один свой хит, «Короля льва». Там тоже, наверняка, без духа времени не обойдется.

Иван Чувиляев, специально для «Фонтанки.ру»