Календарь >> https://calendar.fontanka.ru/articles/7868

10 марта 2019, 23:00

Категория: выставки

Категория: книги

Непринятый дар Набокова. Как 300 коробок с вещами писателя застряли по пути в Петербург

В СПбГУ зреет раскол — единственный в мире музей Набокова собирается сепаратироваться от университета. Оружием в борьбе за независимость стали вещи писателя общей стоимостью больше 100 миллионов рублей.

Водительские права, бумажник и очки, инструменты для энтомологии, фотографии и «нансеновский» паспорт беженца. В Швейцарии хранится 300 коробок предметов, раньше принадлежавших семье Владимира Набокова. Нынешний собственник, Литературный фонд Владимира Набокова, специально арендует квартиру для этого «культурного багажа» в городке Монтрё, где провёл последние годы писатель и жил его сын Дмитрий Набоков (1934 — 2012). Литературная институция не против подарить вещи России, но ставить их некуда. Единственное учреждение, которому фонд готов передать реликвии — петербургский музей Набокова — находится на грани закрытия.

Письмо такого содержания (есть в распоряжении «Фонтанки») адресовал врио губернатора Петербурга Александру Беглову спецпредставитель президента по культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой. 11 марта аналогичное обращение отправится министру культуры Владимиру Мединскому. Среди подписантов — режиссёр Александр Сокуров, актёр Олег Басилашвили, художник Михаил Шемякин, глава издательского дома «Новое литературное обозрение» Ирина Прохорова, племянники Набокова Иван Набоков и Владимир Сикорский. Они требуют дать единственному в мире музею Набокова независимость от Санкт-Петербургского государственного университета, в чей состав учреждение входит с 2007 года, и расширить его помещения.


Кто делит набоковский дом

Музей Набокова создан в конце 1990-х как негосударственный. Накопив в начале 2000-х долги по арендным платежам, учреждение смогло выжить благодаря тому, что присоединилось к СПбГУ. Теперь музей располагается на первом этаже дома на Большой Морской улице, 47, где до эмиграции жила семья Набоковых. Второй и третий этажи занимает детская школа искусств имени Бортнянского, но пока лишь формально: с 2015 года в её помещениях идёт ремонт, занятия здесь не ведутся.

Как пояснила «Фонтанке» директор музея Татьяна Пономарева, опасения о судьбе музея возникли в 2018 году, когда управление экспозиций и коллекций СПбГУ (объединяет все ведомственные музеи университета) возглавила новый руководитель — Елизавета Тапакова-Боярская. Зарплаты сотрудников снизились: если раньше музейщики получали больше 40 тысяч рублей в месяц (эта сумма складывалась из оклада и премий), то теперь остались с голым окладом в 20 с лишним тысяч рублей. Одновременно резко вырос документооборот. 

— У нас было пять ставок, одну делили две молодые сотрудницы, которые и ушли первыми. Одна из девушек подсчитала, что на дорогу до работы тратит больше, чем зарабатывает, а получала она к тому времени 6 тысяч рублей, — вспоминает Пономарева. — Следующей не выдержала Ангелина Булгакова — сотрудница, десять лет работавшая с посетителями. Ей пришлось устроиться в коммерческий колл-центр, чтобы оплачивать кредит. Так мы остались вдвоём с замдиректора музея Данилой Сергеевым, впрочем, вскоре его понизили до должности специалиста. После ухода сотрудников их ставки были сокращены.

Попытки побеседовать с Тапаковой-Боярской к результату не приводят, отмечает директор. Пономарева беспокоится, что дело идёт к закрытию музея: вдвоём невозможно и хранить коллекцию, и обслуживать посетителей, и заниматься научной работой. 

Головной болью для музейщиков стала и школа искусств. Набоковеды тревожатся, что после её ремонта от старинного особняка мало что останется.

— Однажды я видела, как рабочие выносили из здания разобранный набоковский паркет. Другой раз — как сбивали палкой старинную лепнину, — делится Татьяна Пономарева. — А несколько лет назад под паркетом нашёлся обрывок письма, адресованного матери писателя Елене Ивановне Набоковой, и ещё несколько незначительных предметов. Нам их показали, убедились, что они настоящие. Никакой ценности, кроме музейной, они не имеют. Тем не менее через какое-то время находки появились на Avito с заголовком: «Артефакты из дома Набоковых, 1 миллион рублей». После того, как мы подняли панику, объявление исчезло, но письмо и предметы с тех пор больше никто не видел.


Что на кону

В распоряжении «Фонтанки» есть описание архива в Монтрё: собрание, помимо личных вещей и документов, включает ранее не публиковавшиеся фотографии, письма, книги из библиотеки Владимира Набокова. Особый интерес представляют неизвестные письма Набокова Александру Солженицыну и издания Марселя Пруста с набоковскими пометками на полях.

— Коллекция хранилась у сына Набокова Дмитрия Владимировича, а его последней волей было передать её России. Теперь исполнять эту волю поручено Литературному фонду Набокова, — поясняет Татьяна Пономарева. — Передача такого архива — событие национального значения. Набоков, наряду с Достоевским, Толстым, Чеховым, — один из самых читаемых российских писателей за границей. Как можно не оценить такой дар? Литературный фонд беспокоит состояние музея, в том числе и элементарный вопрос, куда можно будет поставить вещи. Поэтому расширение музея, в том числе и за счёт школы искусств, мне кажется вполне допустимым. Тем более, что нет уверенности, что для детей эти помещения пригодны.

Стоимость реликвий никто специально не изучал. Литературный фонд Владимира Набокова на вопросы «Фонтанки», заданные по электронной почте, пока не ответил. Однако, по самым грубым подсчётам, на рынке цена собрания может превышать сотню миллионов рублей, предполагает директор аукционного дома «Литфонд» Сергей Бурмистров.

— Думаю, это самый обширный и полный на сегодняшний момент архив «набоковианы». Все вещи, перечисленные в списках, чрезвычайно важны и ценны для истории литературы и истории жизни самого писателя. Оценить их одной суммой чрезвычайно сложно, так как, например, если там найдутся какие-либо неизвестные и неопубликованные вещи писателя, только один неизвестный рассказ или цикл стихотворений может стоить десятки миллионов рублей, — полагает он. — Для сравнения, автографы с рисунками Набокова, оставленные на книгах, могут стоить от одного миллиона рублей, примерно столько же — его ранние публикации, например, первая книга. В любом случае, это может быть весьма щедрый дар для любого российского архива и библиотеки, дар такого уровня, который случается нечасто.

Культурная общественность в письме Владимиру Мединскому вопрос о будущем музея предлагает решить вполне однозначно: в 2019 году, к 120-летию писателя, его нужно преобразовать в государственное учреждение федерального или городского подчинения.

Татьяна Пономарева идёт дальше. Ей кажется, что на базе музея можно будет открыть петербургский центр Русского зарубежья:

— Конечно, размаха московского Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына нам не достичь, но ведь у многих деятелей русского зарубежья — петербургские корни, — отмечает она.


«Малоэффективно и безынициативно»

О том, какие перспективы ждут музей, «Фонтанка» спросила у всех задействованных сторон. В СПбГУ официально подтвердили, что отправлять учреждение в свободное плавание не собираются, вместо этого разработают собственную «комплексную программу развития музея». Что же касается зарплат, то они снизились, так как работа сотрудников в 2018 году «оценивается как малоэффективная и безынициативная», а «результаты труда соответствующих работников в настоящий момент не дают оснований для начисления премий».

В комитете по культуре Петербурга, судя по всему, не горят желанием вступать в конфликт с университетом: здесь заявили, что говорить о передаче музея «преждевременно». Администрация Адмиралтейского района, которая является учредителем школы искусств, также не спешит освобождать помещения: глава района Светлана Штукова считает такой шаг «нецелесообразным»: «Они закреплены за школой и будут использоваться для осуществления образовательной деятельности», в частности, для занятий художественным творчеством и концертов.

На работы потрачено уже 82 миллиона рублей, закончить их планируется в 2020 году. При этом Штукова уверена, что ремонт ведут «с учетом всех требований законодательства». И, хотя помещения были переданы школе в «крайне запущенном состоянии», теперь уже отреставрированы третий этаж и часть помещений на втором этаже.

Неожиданную заинтересованность в ситуации проявило лишь министерство культуры. Глава департамента музеев минкульта Владислав Кононов сообщил «Фонтанке», что уже в курсе проблемы и «дал поручение руководству Государственного литературного музея имени В.И. Даля проработать вопрос и представить предложения». Мы поинтересовались, почему именно музею имени Даля поручено «прорабатывать вопрос», и не к этом ли учреждению намерены присоединить музей Набокова. Кононов ответил, что пока москвичи — лишь эксперты, а «согласованные предложения будут представлены руководству Минкультуры России, о принятых решениях — обязательно проинформированы все заинтересованные стороны и общественность».

Елена Кузнецова, «Фонтанка.ру»