Календарь >> https://calendar.fontanka.ru/articles/7865

08 марта 2019, 14:54

Категория: концерты

«Дирижёрка — звучит как извращение». Что думают о феминизме представительницы самой мужской профессии в мире музыки


Фото: из личного архива Виктории Добровольской

Дирижёр симфонического оркестра — это топ-менеджер. У него в подчинении находится сотня музыкантов, которых нужно объединить для достижения цели. Но если в мире бизнеса женщина-руководитель уже не удивляет, то мир классической музыки держится за патриархальные устои, и отдавать дирижёрскую палочку в женские руки здесь не спешат. «Фонтанка» поговорила с женщинами-дирижер(к)ами и узнала, как жить, когда на 114 ребят приходится всего семь девчат.


Это судьба

Виктория Добровольская двенадцать раз поступала в хореографическое училище, однажды ей даже приснилось, что она так и не стала балериной к шестнадцати. Девочка прорыдала целую неделю, но попыток достигнуть мечты не оставила. Параллельно осваивала игру на скрипке и за компанию пошла поступать в Саратовское музыкальное училище.

«Я была неплохо готова к поступлению в хореографическое училище. У меня были замечательная растяжка, выворотность. Возможно, не очень хороший подъем и не самый лучший прыжок. Как и у всех, свои плюсы и свои недостатки. Накануне экзаменов меня смотрели разные педагоги и говорили: вам можно точно не переживать, вас без экзаменов возьмут. Но каждый раз что-то случалось, и меня не брали на каком-то из этапов. С точностью до наоборот у меня было с дирижерской специальностью. Значит, судьба», — вспоминает Виктория.



Фото: из личного архива Виктории Добровольской

Продолжила учиться она в Санкт-Петербургской консерватории имени Римского-Корсакова. Виктория выбрала ещё менее редкое призвание, чем балерина: решила стать дирижёром симфонического оркестра. Традиционно на этой специальности в первую очередь ждут мужчин. Петербургское отделение оперно-симфонического дирижирования первая женщина окончила в 2000 году, это была Сабрие Бекирова, ныне — главный дирижёр Государственного театра оперы и балета во Владикавказе. С тех пор диплом по этой специальности получили 114 мужчин и всего 7 женщин. Добровольская — среди них.

«На вступительных экзаменах в аспирантуру очень известный человек в этом городе меня спрашивал: «Ну хорошо, мы вас возьмём, но что вы потом будете делать?» С намёком, что работу-то дирижёрскую вам все равно никто не даст», — говорит Добровольская.

Тем не менее работу она нашла. Но не в России, а в одинадцатимиллионом китайском городе Харбин. В нашей стране получить ставку дирижера после учёбы одинаково трудно как мужчине, так и женщине. Выпускников больше, чем оркестров: предполагается, что дирижеры сначала покажут себя на многочисленных конкурсах, где их талант заметят и оценят, и только потом приступят к работе. Период блужданий по музыкальным состязаниям может длиться несколько лет, и всё это время уже стареющий молодой специалист выживает как может и трудится не по профессии. Виктория решила отказаться от этого пути. В Китае у неё зарплата в 20 раз больше российской.

Сейчас она преподаёт студентам дирижирование и возглавляет международный оркестр Харбинской консерватории, состоящий из выпускников ведущих российских музыкальных вузов, а также китайских музыкантов-преподавателей.

«Многие мужчины не сомневаются, что женщина может также глубоко понять музыку. У них вопрос именно к руководящей составляющей. Я считаю, что многие женщины-руководители совершают ошибку. Вижу, как женщина дорывается до руководящего поста и начинает во что бы то ни стадо показывать, что она круче, чем мужик. Это большой внутренний дисбаланс. В этот момент умирает женщина», — говорит Виктория.

В Китае царит жуткая бюрократия. Поэтому дирижёру большую часть времени приходится решать административные вопросы, на творческую составляющую остаётся не так много времени и сил, как хотелось бы.

«Они [китайцы — Прим.ред.] атеисты, официально ведь у них нет религии. Но в том режиме, в котором они живут, можно надеяться только на бога, ведь никогда не знаешь, что будет завтра. А если знаешь, то завтра всё поменяется», — шутит Виктория. И добавляет, что никогда не повышает голос. Менталитет китайцев таков, что для объяснения какой-то задачи нужно разложить всё по полочкам и несколько раз проговорить, растолковать, почему это выгодно сделать прежде всего им самим.



Фото: из личного архива Виктории Добровольской

Виктория живёт в разных странах со своим супругом. Владимир Добровольский после трёх лет в Китае всё же вернулся в Россию — выиграл конкурс на позицию дирижёра в оркестре Тюменской филармонии. «Он сделал выбор в пользу профессионализма, и я его поддержала», — уточняет Виктория. Сама она не против переехать в Россию. Хотя сейчас россиянка востребована в Китае, где вместе с российскими и китайскими музыкантами исполняет программу, аналогичную афише Петербургской филармонии.

«Для моего уха это какое-то извращение», — говорит Виктория о слове «дирижерка». Свою работу она не связывает с борьбой за права женщин, для неё это всего лишь способ делать то, что ей нравится.

«На русскую блондинку с хвостом, которая дирижирует оркестром, в Китае возрастает продаваемость билетов. Сначала люди идут как на диковинку, а потом им нравится, и они возвращаются», — замечает она.

Однажды после выступления Виктории в Китае профессор Пекинский консерватории признался, что удивлён, так как более 60 лет он был абсолютно убеждён, что женщине не место за дирижёрским пультом, но в этот вечер поменял своё отношение.

 

В оркестре только девушки

Ксения Жарко — основатель и главный дирижер единственного в мире женского симфонического оркестра. «Мне повезло. Я ни дня не была без профессии. Сразу же с консерваторской скамьи по конкурсу прошла в Московский театр оперетты», — вспоминает Жарко.

Ксения трудилась как приглашенный дирижер симфонических оркестров России, Колумбии, Кореи, Китая. Поводом создать женский коллектив стало событие, далекое от мира классической музыки — десятилетие канала «Муз-ТВ» в 2012 году. К юбилею готовили шоу в спорткомплексе «Олимпийский», одним из главных участников, по задумке режиссера, должен был стать симфонический оркестр с женщиной-дирижером во главе. Этим дирижером и оказалась Жарко. В процессе переговоров идея выросла до оркестра, полностью состоящего из дам.

«Идея создать женский оркестр зрела во мне давно. Сейчас женщины успешны во многих областях. Они виртуозно овладели даже теми инструментами, которые до недавних пор считались сугубо мужскими. Само время предопределило появление именно такого коллектива», — отмечает Ксения.

В составе оркестра 70 выпускниц крупнейших музыкальных вузов страны. Некоторые музыканты, к примеру, тромбонистки и тубистки, — единственные в своем роде. «Как только появляется какая-нибудь уникальная исполнительница, как, к примеру, ученица Гнесинки мультиинструменталистка Полина Тарасенко, мы тут же приглашаем её к себе», — поясняет Ксения.

Коллектив существует без финансовой поддержки со стороны государства, хотя женский симфонический оркестр мог бы стать визитной карточкой страны и на мировой музыкальной арене, считает Ксения Жарко.



Фото: Анна Леонтьева, предоставлено Ксенией Жарко

Требования, предъявляемые обществом к женщине-руководителю, иногда даже жестче, чем к мужчине на той же должности, признаётся она. Но это обстоятельство нисколько не пугает: «Никогда никому ничего не надо доказывать. Иначе, как у паровоза, вся энергия уйдет не в движение, а в гудок. Просто надо постоянно работать, совершенствоваться, и все придет».

Примером для Жарко стала первая в СССР женщина-дирижёр Вероника Дударова, «благословившая» ее на путь дирижирования в новогоднюю ночь 2000 года — так получилось, что они оказались в одной компании. Сын Вероники Дударовой Михаил недавно подарил Ксении палочку мамы — как продолжательнице традиции.

У Ксении двое детей и «третий ребенок» — женский симфонический оркестр. «Честно признаюсь, я до сих пор не знаю, что такое «феминистка», хотя нахожусь в профессии всю свою жизнь. Я против того, чтобы бороться за что-то. Борьба — это некая ущербность, а я — за гармонию. Музыка — это всемирная гармония».


Искусство для всех

Многие известные и маститые дирижёры не хотят уступать место за пультом женщине, утверждает преподаватель кафедры оперно-симфонического дирижирования Петербургской консерватории Владимир Альтшулер. Сам Альтшулер придерживается другой точки зрения, он берёт учеников, не основываясь на гендерных стереотипах. У него училась и Виктория Добровольская.

«Я исхожу из одного из определений того, что есть искусство, — рассуждает Альтшулер. — Это есть анализ и отражение мира через конкретную личность. И тогда встаёт вопрос, почему же вот этот анализ и отражение происходит через половину мира, а вторая половина в этом не участвует. Смысл состоит в том, что все исполнители разные. Один и тот же материал, одна и та же партитура, прочитанная разными музыкантами, звучит несколько иначе. Каждый создаёт на основе материала, созданного композитором, свой собственный мир. Поэтому для меня удивительно, почему это не может сделать женщина».



Фото: Анна Леонтьева, предоставлено Ксенией Жарко

Профессия дирижера считается физически и эмоционально очень затратной. Среди мужчин ходят шутки о том, что женщине приходится потеть за пультом также, как мужчине. Сторонники патриархальной традиции вспоминают знаменитое высказывание итальянского дирижера Артуро Тосканини: «Если женщина красивая, то она мешает оркестру. Если некрасивая, то она мешает мне». В Америке и Европе устаревшие взгляды уже пересматривают, Россия пока отстаёт.

«Дирижёр должен обладать очень яркой исполнительской волей, — рассуждает Владимир Альтшулер. — Если вы создали внутри себя какой-то образ произведения, то вы должны заставить оркестр, чтобы они сыграли то, что вы хотите. У дирижера должна быть сильная воля, должен быть человек очень крепким, жёстким иногда. Все эти качества принято считать естественными для мужчин. Но я знавал женщин, воля которых, не уступит мужской».

Лена Ваганова, «Фонтанка.ру»