Календарь >> https://calendar.fontanka.ru/articles/7726

07 февраля 2019, 17:18

Категория: кино

«Завод» Юрия Быкова: Между «Братом» и сном Веры Павловны


Фото: avrora.spb.ru

В новом фильме режиссера-публициста Юрия Быкова, автора «Майора» и «Дурака», рабочие устраивают забастовку на заводе и захватывают в заложники его владельца. Если у кого-то оставались вопросы по поводу авторского почерка Быкова — «Завод» их снимет.

Юрий Быков всегда снимает фильмы, сюжеты которых в пересказе выглядят злободневными и представляют режиссера как настоящего смельчака и пламенного трибуна. Полицейский сбил на машине ребенка, а коллеги его прикрывают («Майор»). Парень хочет предотвратить катастрофу, а злые чиновники ему мешают («Дурак»). Ровно то же — с «Заводом». Рабочих увольняют с предприятия-банкрота, чтобы выбить деньги из владельца, они берут его в заложники. Вскоре к цехам подтягивается ЧОП и СОБР, а сами бунтари начинают собачиться между собой.

Быков — это такой Юрий Нагибин, только в кино и сегодня. Мастеровитый перерабатыватель кухонных споров (теперь — фейсбучных тредов) в простую, ясную, нехитрую художественную форму. Говорили в СССР на кухнях, что инвалидов войны отправили на Валаам — Нагибин про это повесть написал. Пишут в фейсбуке про тяжелую долю гражданского активиста — Быков «Дурака» снял. Из-за этой тесной связи художника и его питательной среды два года назад и разгорелся скандал с уходом Быкова из режиссуры. Социальные сети и пресса неблагосклонно отозвались об его сериале «Спящие» про доблестных сотрудников ФСБ. Режиссёр заявил, что не имеет больше права работать в кино. Но всё-таки не удержался от камбэка.



Фото: avrora.spb.ru

В «Заводе» Быков выбрал новую для себя стратегию — фильм не имеет ни буквальной, ни опосредованной подоплеки в окружающей действительности. Вместо фейсбучных комментаторов у режиссёра теперь союзники посерьезнее — классики. «Завод» играет на поле самой богатой отечественной визуальной традиции, пролетарской. Показывает то же, что Эйзенштейн в «Стачке», Луцик-Саморядов в «Детях чугунных богов» и все, кто размещается в истории между ними. Режиссер упивается грохочущим ритмом машин, показывает их работу крупным планом; демонстрирует панорамы заводских цехов; любуется грубостью и рельефностью лиц своих постоянных актеров. Денис Шведов тут покрыт шрамами, боевыми ранами, да еще глаза лишен, его герой — контуженный, самый решительный, потому и затевает всю историю с захватом олигарха в заложники. Дмитрий Куличков возникает в обычном для себя образе востроносого сухонького уркагана — как у бывшего бандита, у него есть оружие, а ещё он — самый трусливый: боится сесть в тюрьму.

Но «Завод» снят всё-таки не пролетарским поэтом, а именно что интеллигентом. Визуальное решение тут чисто инстинктивное: никуда не уйти от живописи станков и цехов, если снимаешь про фабрику. Визуальность — вообще не про Быкова. Он сюжетник. А в плане сюжета здесь творится чистейший четвертый сон Веры Павловны из «Что делать?» Чернышевского. Быков фантазирует о судьбе рабочих, их трудностях, трусости, нищете. Пролетарии бунтуют и стремятся обрести в борьбе право своё. В итоге, конечно, не обретают, а приходят к кризису, опустошению и краху. Наверное, Быкова даже можно было бы обвинить в диванной романтике, наивности. Если бы на помощь вновь не пришла классика: со времен Тургенева хорошие мальчики, интеллигенты фантазируют о простом народе и моделируют их жизнь в своих художественных текстах.

От умозрительности и занудства, свойственного школьной классике, «Завод» спасает лишь то, что он впервые в отечественной традиции работает с какой-то готовой формой, жанром. И когда в кульминационный момент начинается драка — всё встаёт на места. Фильм превращается в неплохой, крепко сколоченный боевик. В лучшие моменты — почти «Брат», может, не первый, но точно второй. Мир обрезов, пистолетов, автоматов и мордобоя Быков чует не хуже, чем пролетарскую романтику. Может быть, даже лучше.

Иван Чувиляев, специально для «Фонтанки.ру»

Читайте также:

В сети появился тизер нового фильма Юрия Быкова «Сторож»

Разведка наша — весь народ: второй сезон «Спящих»