Календарь >> https://calendar.fontanka.ru/articles/4090

15 июля 2016, 10:48

Категория: афиша плюс

Тайна деревянных человечков

В Русском музее восстанавливают деревянный амвон времен Ивана Грозного из новгородского Храма Святой Софии. «Фонтанка» понаблюдала за процессом, узнала историю о «халдейской пещи» и собрала всё, что известно о таинственных деревянных человечках в основании конструкции.

В мастерской реставрации резных икон и деревянной скульптуры, что во внутреннем дворе Корпуса Бенуа, возле стен стоят украшенные резьбой деревянные панели, увенчанные миниатюрными луковками храмовых куполов, а на полу выстроились в ряд фигурки деревянных человечков. Все это — детали амвона (аналог кафедры проповедника) из собора Святой Софии в Великом Новгороде. Огромное деревянное сооружение, подобных которому в мире не сохранилось, имеет порядка трех метров в высоту и трех метров в диаметре. Оно – носитель информации об ушедших в прошлое и глубоко забытых церковных обрядах и отдельно – об истории Российского государства.

Амвон был изготовлен в 1533 году по заказу Митрополита Макария, который позднее венчал на царствие Ивана IV, прозванного Грозным. Реставраторы обнаружили следы посвятительной надписи, в которой упоминались наследники Ивана III — Иван и Георгий (Юрия). Дело в том, что в ту пору на подобных конструкциях не только читали Евангелие священнослужители, но и проводилось венчание на царство. В Русском музее предполагают, что Макарий видел в этой конструкции символ будущей России, и потому планировал его таким роскошным, пригласил лучших мастеров. Однако, еще до венчания Ивана IV традиция использования амвона была упразднена, и этой роли нынешний экспонат Русского музея не исполнил.

Скорее всего, не исполнял этот амвон и еще одной роли, которую ему приписывали с XIX века: халдейской пещи (печи). Эта часть истории любопытна вдвойне: в XVI-XVII веках на Руси существовал церковный обряд, пришедший, вероятно, из Византии – «Пещное действо» (или «Чин воспоминания сожжения трех отроков»). Действо совершалось в последнее воскресенье перед праздником Рождества Христова и изображало историю чудесного спасения трех отроков — Анании, Азарии и Мисаила из огненной печи, куда их отправил царь Навуходоносор II за то, что они отказались поклониться идолу. Если описывать мистерию в общих чертах, то «отроки» с пением отправлялись в «пещь» с зажженными свечами в руках, а халдеи (изначально – представители семитских племен, основателей языческого Нововавилонского царства, впоследствии в христианской традиции слово употреблялось в уничижительном смысле: прислужник, ряженый шут) поджигали под ним «плавучую траву» (большого огня не было, но дым шел). Затем из-под сводов спускалась фигура ангела, «халдеи» падали ниц, отроки брали ангела за крылья и ходили по кругу «в пещи», потом ангел «улетал», а испуганные «халдеи» выводили отроков и подводили к патриарху.

Все это можно увидеть в фильме Сергея Эйзенштейна «Иван Грозный» – режиссер воссоздал эту традицию, которая в реальной истории вскоре была упразднена, и лишь несколько раз реконструировалась, в том числе для Николая II.

Николай Рерих. Пещное действо. 1907
Николай Рерих. Пещное действо. 1907

«Халдейская пещь» как часть русской культуры интересовала и других творцов. Известна картина «Пещное действо» Николая Рериха — в Русском музее говорят, что на ней художник изобразил именно амвон, ныне хранящийся в их коллекции. Однако реставраторы музея вынуждены признать: сколько они ни искали следы огня на деревянных конструкциях амвона — не нашли. А значит, скорее всего, вместо него на время действа доставали другой, более бедный в плане декора, и уже с его участием проводили обряд.

«Барабан», который образуют установленные в круг деревянные панели, – двухъярусный. Притом нижняя часть его — это скульптуры деревянных человечков: между ними «халдеи» как раз и просовывали факелы, чтобы поджечь траву. Верхняя часть представляла собой панели с тремя десятками икон, которые, однако, были утрачены. Ни того, куда делись иконы, ни того, что за деревянные человечки поддерживают на своих плечах амвон, – реставраторы пока не знают. Известно только, что эти «атланты» в нижней части амвона — не изображения святых. Но что это за люди, имеют ли они отношение к царской семье или это вообще «спонсоры» создания богатого украшения амвона, – ученые разгадать не могут.

Кстати, об украшениях: реставраторы установили, что резное дерево (амвон выполнен из сосны и липы) было покрыто серебром и золотом. В эти дни сотрудники музея, а также студенты-реставраторы расчищают их от более поздних бронзовых поновлений, с помощью ватного микротампона и раствора из ацетона, димексида и изопропилового спирта. Дается это непросто.

«Когда мы начали заниматься подготовкой к реставрации, предполагалось, что все резные поверхности, которые, как мы знали из новгородской летописи, были золочены и посеребрены, находятся под так называемой бронзовой записью, – рассказал «Фонтанке» заведующий сектором реставрации резных икон и деревянной полихромной скульптуры Виктор Чмеленко. – Считалось, что она положена в один слой, и это было сделано в тот момент, когда по приказу императора из всех рухлядных (помещение для хранения предметов, использовавшихся при богослужениях, но вышедших из употребления — прим.ред.) Пскова и Новгорода все те памятники, которые так или иначе были интересны с точки зрения православия, были привезены в Петербург. Но когда мы сделали пробное раскрытие, обнаружилось, что слоев бронзы было по меньшей мере три. Еще до попадания амвона в Академию художеств, бронзовая краска с использованием различных связующих средств наносилась на поверхность резных деталей. Процесс раскрытия значительно усложнился».

В рухлядной гигантский амвон не побывал: после вывода его из церковного обихода, в XVIII веке он был убран на хоры Собора Святой Софии. Оттуда, по словам ведущего реставратора Русского музея Жанны Максименко, его привезли в 1860 году в Академию художеств для исследования и демонстрации в музее христианских древностей. Там же в 1870 году он был отреставрирован под руководством заведующего музеем Василия Прохорова и Михаила Боткина (брата знаменитого врача). А в 1897 году экспонат поступил в Русский музей, где демонстрировался до 20-х годов ХХ века. А затем в подвалах музея пережил Великую Отечественную войну.

Сейчас амвон готовят к выставке — петербуржцы увидят его, по всей видимости, следующей весной. И это будет первый случай экспонирования этого предмета полностью — с 1920-х годов (в 2014 году на выставке горожане могли видеть лишь фрагмент этого амвона). Реставраторы подчеркивают, что, хотя им не составило бы труда восстановить утраченные детали и даже дописать иконы — заниматься подобными «фальсификациями» они не станут. Так что посетители выставки увидят старинный амвон таким, каким он добрался до нас со времен Ивана Грозного. А полную реконструкцию того, как эта конструкция должна была выглядеть, можно будет изучить на компьютерном макете.

При этом реставраторы с удовольствием рассказывают об одной неожиданной находке, которую они сделали в процессе консервации — это записка размером 11,5 на 4,5 сантиметра с текстом: «Афонкин жеберий. У Успения Богородицы поп. У Преображения Господня на Ильины два попы. У Знамения Богородины два попы». Ученые определили возраст послания — не позднее второй половины XVII века. Некоторые исследователи полагают, что в этой бумаге речь идет о выборах новгородского архиепископа путем жеребьевки. Но есть и другие версии. И ученые уверены, что этот старинный амвон хранит еще немало тайн.

Алина Циопа, Фонтанка.ру
 .