Фото: скриншот с сайта youtube.com

«Девушка из Дании»: байопик про первого в истории трансгендера - на экранах

28 января 2016, 11:19
Версия для печати Версия для печати

 Оскароносец Том Хупер — автор «Король говорит» и мастер выверенного, в меру театрального и нравоучительного кино, взялся за сюжет более чем неожиданный. По двум причинам. Во-первых, действие происходит не в Британии, среди тейбл-токов, бобби и роллс-ройсов, а в суровой Дании. Во-вторых, сюжет «Девушки из Дании» представляет собой превращение главного героя в главную героиню – биографию первого в истории человека, отважившегося на операцию по коррекции пола.

В Копенгагене, культурной столице Скандинавии начала двадцатого века, живет супружеская пара, Герда и Эйнар. Оба художники, оба ищут вдохновения, оба готовы друг другу помогать в этих поисках. В рамках такой взаимопомощи Эйнар как-то раз решается попозировать Герде вместо страшно занятой девушки-модели. Надевает платье, чулки, туфли — и выясняется, что в этом наряде он и выглядит куда симпатичнее и эффектнее, и чувствует себя в миллион раз комфортнее. А супруги решают поиграть в «Здравствуйте, я ваша тетя»: придумывают мифическую барышню Лили, роль которой в свете теперь будет исполнять Эйнар. Со временем Лили становится все больше, а Эйнара все меньше.

Вместе со своим (теперь уже) постоянным соавтором Дэнни Коэном Том Хупер выстраивает симметричные, идеально выверенные композиции, отлично работает с пространством мастерских, салонов и улиц. И мастерством преодолевает некоторую топорность сюжета, за который взялся, и все его подводные камни. Размещает его в мире артистической богемы, превращает из ликбеза по гендерной теории в чистое произведение искусства.

 

В «Девушке» самый сок — не общие очертания (порой грубоватые), а нюансы. То, что героиню зовут Герда (а героя — ура! – не Кай). Что салоны, в которые она пытается продавать свои картины, наполнены изображениями обнаженных тел. Что каждый кадр выстроен предельно симметрично, пусть иногда и суховато, и чрезмерно живописно (тут виолончельку впихнем, там в беспорядке художественном набросаем балетных пачек). Хупер хватается за то, что Копенгаген начала века – это правда одна из культурных столиц Европы: туда отправлялись ради самореализации и норвежец Мунк, и финн Сибелиус, и швед Стриндберг, но в «Девушке» этот город превращается в условную версию Парижа импрессионистов и Мулен Руж, только на фоне северного сияния. Такое изобразительное и сюжетное решение спасает «Девушку» от целого ряда опасностей. Телесность (куда без обнаженных тел в сюжете про тело – данное от природы и то, которое оказывается по-настоящему своим) на экране смотрится как элемент салонной живописи, а не как дешевая порнуха. Поцелуи в будуарах и кулуарах, избиение хулиганами в парке, страдания по поводу собственной идентичности — лишаются прямолинейности. Получается изящно, тонко и ловко. Жизнь других, жизнь богемы, а никакая не жизнь замечательных людей.

Не Хупером единым «Девушка» превращается в историю свободы и красоты. Эйнар-Лили – лучшая роль Эдди Редмейна, даже по его меркам это экстракласс. В прошлом году все восхищались его работой в «Теории всего» – там он, если помните, сыграл Стивена Хокинга, так вот, роль гениального ученого, страдающего от неизлечимой болезни — не предел. В «Девушке» Рейдмейн выстраивает собственную партию тщательно и тонко, с нотками необходимого декаданса: как превращение из гадкого утенка в красавицу (какая же датская история без андерсеновских аллюзий). Мужская ипостась, Эйнар у него — угловатый юноша с пластикой подростка, робкий и пугливый. Лили — светская львица, салонная красавица. Без этой разыгранной как по нотам роли хуперовская «жизнь богемы» осталась бы только стилевыми упражнениями. Редмейн же превращает ее в полноценную драму взросления.

Еще одно открытие «Девушки» – Алисия Викандер, исполнительница роли Герды, жены главного героя. Шведская танцовщица отлично вписывается в декадентское визуальное решение фильма, не боится быть слишком красивой, не гонится за выразительностью. В общем, идеальный партнер для яркого Редмейна, лучше не придумаешь. Как и Бен Уишоу в роли ухажера, влюбившегося в женскую ипостась главного героя.

Резюмируем: Хупер разыгрывает историю о трансгендере так художественно, что та, в итоге, превращается в картинки с выставки, череду изображений шикарной жизни художника-модерниста. Вполне тянет на режиссерский почерк — ухватиться за маленький исторический факт (заикание короля, художник-трансгендер) и вытянуть из него полноценный сюжет, выстроить большой фильм на такой вот горошине. Упомянутое заикание становится основой для моралите о судьбе политика в современном мире — королями не рождаются, а становятся. Так же и с художником, осознавшим, что родился он не в своем теле. Из этого обстоятельства Хупер вытягивает драму другого в жестоком мире: не травести-шоу, в которое легко можно было бы свалиться в таком сюжете, а роман воспитания. Именно поэтому к «Девушке» никакой Милонов не придерется: если какая пропаганда тут и есть, то только поисков собственного «я». Очень хорошая и правильная, надо сказать, пропаганда.

Иван Чувиляев, специально для «Фонтанки.ру»

Сидячий рейв и Баста как в Филармонии. Концертный Петербург приспосабливается под «выверты» городских распоряжений

Вместо танцев и давки, петербуржцев в залах ждет чинная рассадка на манер академического концерта. Организаторы восприняли новые правила по-разному, но стулья поставят все.

Статьи

>