Календарь >> https://calendar.fontanka.ru/articles/289

30 января 2013, 05:33

Категория: афиша плюс

Категория: выставки

«Эй, гражданина, ты туда не ходи, ты сюда ходи»: К проблеме культуры городской навигации


Фото: Teory Diplom Navigation in Saint Petersburg

У метро «Московская» и перед терминалами «Пулково» появились табло с информацией о работе автобусов - на русском и английском языках. А на стойках - карта города с маршрутами. Перефразируя прилунившегося Нила Армстронга, это - маленький шаг для человечества, но огромный для человека. В особенности неместного человека. До сих пор навигация в городе ставит в ступор не только приезжих, но и коренных. В «Этажах» до 16 февраля открыта выставка «Градографика»: «Фонтанка» побеседовала с ее устроителями.

Как разрубить «Гордиев» пересадочный узел?

Если вы не «зависали» на пересадочном узле «Сенная-Садовая-Спасская», соображая, куда именно идти - вы уникальный человек.

Застыть в прыжке можно на любой станции метро. Допустим, на Владимирской один указатель со стрелочкой сообщает: «Девяткино», другой, в обратную сторону – «Проспект Ветеранов». А человеку, допустим, на Чернышевскую. И пока-а-а до него дойдет, что на стрелочках указаны конечные станции…

- По-моему, навигация в нашем метро уродливая. Непонятная она, - считает Федор Шумилов, журналист, руководитель студии инфографики «Паровоз» (в частности, делали карты для музея-заповедника «Петергоф»). – Нынешняя «фишка» – обозначать конечные станции, но вообще-то мы много таких «фишек» пережили. Когда-то линии назывались по ключевым станциям – например, Московско-Петроградская или Кировско-Выборгская. Потом ввели нумерацию: первая, вторая, третья, четвертая – и стало вообще непонятно. Сейчас цветовое кодирование, указатели на станциях - в цвет соответствующих веток, хотя официально нигде не звучит «синяя ветка», «красная»…

- Использовать цветовое кодирование на станциях, при наших 5 ветках, по-моему - хорошая идея. С большого расстояния читается. Но при малейшем несоблюдении кода, в данном случае цвета - все ломается, - говорит дизайнер Екатерина Сотникова. - У нас путаются голубая, фиолетовая линии и выход в город. А также зеленая линия и информация в метро. Кстати, в Петербурге нет единообразного обозначения метрополитена. Эту букву «М» (которая может обозначать много чего) используют одновременно в нескольких вариантах.

Екатерина – одна из устроителей выставки «Градографика» в Лофт-проекте «Этажи». Выставка в числе прочего рассказывает, как устроена навигация в разных городах. Один из экспонатов - предпроектное исследование, посвященное петербургскому метро, а конкретно – самому затейливому узлу «Сенная-Садовая-Спасская».

- Этот пересадочный узел сам по себе не самый простой, есть зона, которая больше всего загружена в часы пик и где надо правильно распределить указатели, - комментирует Екатерина. – К тому же «Спасская» строилась по проекту, рассчитанному явно на другой пассажиропоток: очень узкие платформы, сама станция маленькая. Сейчас она конечная, но когда перестанет быть таковой и там будет скапливаться больше людей – начнутся проблемы.

Наравне с навигацией в петербургской подземке исследователи (и Екатерина Сотникова в их числе) изучили схемы метро Нью-Йорка (где самая сложная система), Лондона (самая старая), Копенгагена (самая современная), Москвы (как российский пример).

- В Петербурге не самый тяжелый случай, - резюмирует Екатерина. – Наше метро не очень старое, а возраст важен, потому что, чем метро старше, тем больше разница между нынешними пассажиропотоками и теми, на которые метро было рассчитано изначально.

Чем больше народу – тем важнее толковость информационных знаков. Они должны быть такими, чтобы их сходу считывали люди разных культур, разного возраста, разного состояния здоровья.

- Даже на стадии предпроектного исследования мы выявили много подводных камней, - рассказывает Екатерина Сотникова. - Например, должна быть экстренная навигация. Сломался эскалатор или закрылась станция - и люди должны понимать, в каком направлении двигаться. Объявлений по громкой связи недостаточно: кто-то в наушниках, кто-то плохо слышит.

Уже привычные табло «Вы здесь», «You are here» (должные сориентировать пассажира метро, где примерно он выберется на поверхность), по мнению дизайнеров, не очень внятные.

- К тому же, если вы, допустим, выходите на станции метро «Василеостровская», то вы эту карту не увидите, - говорит Екатерина Сотникова. - На информационном стенде - реклама, а чтобы увидеть карту, нужно стенд обойти. Непонятно, почему так сделано. Это вообще-то стенд городской информации.

- Вот вышли вы из метро и вам нужно куда-то ехать на наземном транспорте. Вы сразу сообразите, где искать остановку? – спрашивает Лилия Воронкова, сотрудник Центра независимых социологических исследований и агентства Damm und Landl (также организатор выставки). – Вы сразу поймете, на каком троллейбусе или автобусе ехать, где делать пересадку?

Лилия несколько лет жила в Берлине – рассказывает: там всегда знаешь, когда придет твой автобус, всегда есть бегущая строка на остановке и в самом автобусе, чтобы ты понимал, где находишься; более того, есть сайт, где ты получишь несколько вариантов, как добраться до нужного места, где стыковки, сколько придется пройти пешком. Ну, правда, то немцы – они сдвинуты на пунктуальности; а кроме того, в Берлине весь транспорт – это единая система.

У нас на остановочных табличках, где услужливо перечислены все остановки по маршруту, шрифт такой мелкий, будто у нас что ни пассажир – то Соколиный Глаз.

- Просто это сделано не для людей, а «чтобы было», - поясняет Екатерина Сотникова. – Нет, я понимаю, в устройстве информационной среды могу быть неудачные решения, могут быть ошибки, это рабочий момент. Проблема в том, что у нас эти уже сделанные ошибки и не собираются исправлять.

В Лондоне, говорит Екатерина, транспортная система тоже объединена и, соответственно, один орган курирует единообразное оформление указателей, направляющих и т.д.

- Сейчас запущен проект по пешеходной навигации по Лондону. Так в предварительном исследовании обнаружилось, что в городе одновременно функционируют с полсотни систем пешеходной навигации: такие указатели, сякие… Уничтожать-то все это разнообразие не нужно – вопрос в том, насколько информация понятна.

Шрифт помог Обаме стать президентом - он поможет и неруссо туристо

У петербургских властей мантра – про необходимость постоянного увеличения потока туристов. Между тем в смысле «градографики» и навигации (как и в некоторых других смыслах) город не назовешь дружелюбным к приезжим.

- Иностранцы поодиночке не спускаются в наше метро, - говорит Федор Шумилов. - Разве что с гидом, в рамках экскурсии по метрополитену. В одиночку сложно ориентироваться, хотя местному может казаться, что все логично, и нам трудно понять, «что там непонятного»… Или посоветуйте иностранцу найти на боковой табличке маршрутки нужную ему остановку – представляю себе, как это будет выглядеть.

Агентство Damm und Landl в свое время проводило опросы (помните, был шум вокруг бренда Санкт-Петербурга?). В числе прочих опрашивали иностранцев – как они воспринимают Россию вообще и Петербург в частности. Немалое количество ответило, что город недружелюбный, опасный. Правда, нужно еще разбираться, кто судил по личному опыту, а кто по слухам. В любом случае, многие говорили о том, что иностранцам в городе очень трудно ориентироваться. У нас ведь ко всему прочему милая особенность, кириллица, которая для большинства иностранцев – что для нас иероглифы. При этом мы по-свойски управляемся с латиницей: дизайнеры, например, умилялись, когда увидели на указателе «7-я линия» невозмутимый перевод - «7-ya liniya».

- Навигация, «градографика» должны быть увязаны с общей концепцией города, - считает Федор Шумилов. - Кто мы, какой мы город – промышленный, или открытый для туристов, или удобный для проведения конгрессов, или приятный для отдыха?..

Оформление городской навигации – элемент имиджа города, но в городском пространстве не используется даже шрифт, который считывался бы как «петербургский».

- Хотя шрифт – большое дело, - добавляет Федор. - Прекрасный пример — шрифт Gotham, который использовал Барак Обама еще в своей первой предвыборной кампании 2008 года. Шрифт был создан в 2000 году, а на его создание дизайнеров вдохновили нью-йоркские уличные вывески. Шрифт настолько узнаваем, что нью-йоркцы на подсознательном уровне считали Обаму «своим парнем».

В Перми, переживающей ребрендинг, просекли, что навигация – это тоже «черта лица» города и на сайте студии Артемия Лебедева можно увидеть и новые пермские остановки общественного транспорта (где, кстати, указаны ближайшие пункты) и сам логотип города (как обозначено на сайте, «Пермь – первый город в России, получивший свой логотип»).

Где ж этот дом?

Можно заподозрить, что информационная неразбериха – выгодна: местные разберутся, гастарбайтеров не жалко, а интуристы пусть гуськом с гидом ходят там, где у нас красиво. Но Федор Шумилов убежден: нет такого умысла.

- Просто это очень масштабный проект. У нас даже простая затея с введением знаков с номерами домов не удалась. Издалека вы эти номера не увидите. Как номер дома разглядит слабовидящий – вопрос. В советские годы было принято в спальных районах рисовать гигантские номера домов — удобно для «скорой» помощи, например, чтобы водитель не терял время на поиски нужного адреса.

Еще одна милая особенность - процветает она, как назло, в кварталах с длиннющими домами: пока до конца здания не дойдешь, не узнаешь, в правильную ли ты сторону (возрастающую или убывающую) движешься. Контрольный выстрел - если и на краю дома номер не указан и придется идти до следующего, который, черт, обязательно через дорогу. Ну и не факт, что на доме через дорогу будет указан номер.

Пример обратного – когда на доме указан не только его номер, но и номера ближайших к нему.

- Это из разряда «слышали звон, да не знают, где он», - комментирует Федор. - В европейских городах на доме указывают номера не ближайших (это излишне), а зданий по углам квартала. То есть вы видите не только возрастающую и убывающую нумерацию, но и можете прикинуть, как далеко вам еще идти.

Петербургский аэропорт инфографы и дизайнеры вообще оставляют «без комментариев». Дескать, вот новый построят – уже можно будет что-то обсуждать. Хотя, по их словам, аэропорты во всем мире становятся мощным имиджевым пространством – для большинства туристов это первое, что они видят, прибывая в страну.

Навигация от заказа до заказа – отрицательный опыт

Минувшей осенью в Художественно-промышленной академии им. А.Л. Штиглица слили кафедры коммуникативного дизайна и графического дизайна. Многие назвали это - закрытием кафедры коммуникативного дизайна, потому что ушли педагоги, которые занимались как раз этой тематикой.

- В принципе, в Петербурге нет специализированных заведений, где обучали бы дизайну городской среды, - говорит Лилия Воронкова. - Есть урбанистика, есть архитектура, но именно дизайн информационный, коммуникативный – этого практически нет.

Екатерина Сотникова считает, что это если не логично, то объяснимо:

- В городе ведь нет и учреждения, которое этим бы занималось. Навигация - это вещи живые, заниматься ими надо постоянно – а у нас время от времени город просто раздает кому-то какие-то заказы на решение отдельно взятой назревшей проблемы. Ее решают один раз, возможно, с ошибкой – и не исправляют.

Федор Шумилов тоже не слышал, чтобы в Петербурге затевался какой-нибудь масштабный проект по улучшению городской навигации.

Сейчас дизайнеры Культурной столицы с интересом следят за тем, что творится в Первопрестольной. Москва стала позиционировать себя как «город для жизни». Над этим, разумеется, ухахатываются, потому что это все равно что заявить в планах: «Нью-Йорк – тишайшее пасторальное местечко». Но все, тем не менее, признают: это - заявка, это намерение развиваться в сторону удобства для людей.

Московский метрополитен переживает сейчас открытый конкурс на новую схему метро. И общественность в обсуждении проектов живо участвует. Без мнения народа не обойтись: куча пересадок, туча станций; нужно придумать так, чтобы иностранец не полгода искал на схеме какую-нибудь несусветную «Krasnopresnenskaya».

- В Петербурге пока вся навигация вводится без учета мнения людей, без проверки, насколько это людям удобно, - говорит Лилия Воронкова. – Хотя прежде чем что-то внедрять, нужно попробовать разные варианты, их протестировать, провести исследование. Почему-то право решать присвоила себе администрация.

- Мнением профессионального сообщества тоже не интересуются. Хотя в Петербурге много людей, которые в этом разбираются. Есть, кого спросить, - добавляет Екатерина Сотникова. - Тем более что это та сфера, в которой мнение людей нужно спрашивать. В конце концов – это нам здесь ходить.

Клондайк для ГАИ

Указатели для водителей – это отдельная песня, куплеты которой могут занять столько же места, сколько все вышеперечисленное.

Свернуть по пути из Питера с Московского шоссе на Колпино – этот номер удавался с первого раза далеко не каждому опытному, но неместному, водителю. Потому что никто не предупреждает его внятно, что сразу за Московской славянкой будет поворот на этот, кстати, не самый мелкий район Петербурга. Большинство со свистом пролетают мимо и вынуждены возвращаться – и сами понимаете, как не близко на федеральной трассе представится возможность развернуться.

- Или другой случай. Точнее, это уже система, - говорит водитель Лидия. - Едешь по КАДу, баннер сообщает, что скоро, скажем, съезд на «деревню Гадюкино». Но непосредственно на самом съезде на баннере написано, к примеру, «Улица 1-го Мая». И водитель в шоке: «А где Гадюкино?!» Откуда неместному человеку знать, что это оно и есть, только указана исключительно улица, на которую он съезжает в этом населенном пункте?

Понятно, что для иностранца поездка на арендованном автомобиле по нашим дорогам может рассматриваться как одно из направлений экстремального туризма – захватывающее и не для дураков. Зато наши водители, арендуя машину за границей, с непривычки могут потечь мозгами: все слишком понятно, можно разобраться и без навигатора – просто по карте.

Ну… тут одно объяснение напрашивается. Если бестолковая навигация для пешеходов – просто потеря времени, то невнятные указатели для авто - клондайк в смысле штрафов и взяток. Общественный совет при ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти даже отдельно устраивал кампанию по распознаванию таких «ловушек ГИБДД». Под ловушками подразумевались места в нашем любимом городе, где неточна навигация и где по счастливому совпадению сотрудники полиции сосредоточенно караулят невольных нарушителей.

Общественный совет даже видеоролики снимал: вот, едет машина по Храповицкому мосту до поворота на Ново-Адмиралтейский канал, поворачивает направо (запрещающих знаков нет), а там – о-паньки, одностороннее, встречка. И товарищ полицейский тут как тут. А «кирпич», оказывается, был – но загорожен строительными лесами на доме. Есть в городе урожайные места, где полицейские бдят денно и нощно с уже готовыми протоколами о нарушении (остается только вписывать конкретные данные водителя). Общественный совет предложил гражданам размещать на сайте Совета информацию о «ловушках» - смотрите на www.osgumvd.ru, в разделе «Конференции».

… Пожалуй, на сегодня лучший навигатор в наших условиях – это тот дяденька, который в зной и стужу на подступах к Петербургу стоит с табличкой «Проведу по городу».

Анастасия Долгошева, специально для «Фонтанки.ру»