Календарь >> http://calendar.fontanka.ru/articles/6061

12 февраля 2018, 10:34

Категория: книги

Последний Фандорин: Приключения продолжаются


Фото: Предоставлено издательством "Захаров"

Вышел последний акунинский роман о Фандорине «Не прощаюсь». Это не совсем роман, и, возможно, совсем не последний, выяснила «Фонтанка», прочитав книгу.

Главный спойлер последнего романа о Фандорине ещё 1 января открыл сам Борис Акунин, когда выложил первую главу книги в Facebook. Благородный детектив вовсе не погиб в 1915 году, когда в него в романе «Чёрный город» выстрелил разбойник Гасым. Фандорин впал в кому. И пришёл в себя в 1918-м в купе поезда, по пути из Самары в Москву. В первопрестольную верный камердинер Маса своего господина вез после очередного сеанса лечения.

С этого начинается путешествие по постреволюционной России — герои смотрят, как живут московская артель анархистов, «зеленая директория» в «дикой степи» между Россией и Украиной, харьковский штаб Добровольческой армии генерала Гай-Гаевского. По мере сил помогают распутывать преступления — необъяснимые убийства в стане анархистов или взрыв сиротского дома для детей белых офицеров. Единой сюжетной линии, как и единой детективной интриги, нет. Сложноопределим и жанр — Акунин сшивает на живую нитку шпионский детектив, историческое фэнтези и боевик-блокбастер со взрывами и перестрелками.

Фандорин действует не один: ещё одним протагонистом книги неожиданно становится красный шпион Алексей Романов, извлечённый из акунинской серии романов «Смерть на брудершафт». Возникают и другие знакомые персонажи — московский чекист Орлов (он же «Дятел» из «Черного города» или «Грач» из «Алмазной колесницы»), актёр Невский из романа «Весь мир театр». Варвара Суворова из «Турецкого гамбита» спустя 40 лет после встречи передает Фандорину романтический привет.

Литературные обозреватели за такое смешение всего и вся Акунина уже пожурили — Галина Юзефович в «Медузе» назвала новый роман «ненастоящим детективом», Константин Мильчин в ТАССе отметил, что Акунина слишком клонит в историческую прозу. Но, приглядевшись, в сюжетах «Не прощаюсь» всё-так можно увидеть кое-что единородное. Книга эта — кумулятивная сказка (так теоретик фольклора Владимир Пропп называл истории вроде «Колобка» или «Репки», где раз за разом повторяются одни и те же диалоги или действия) — для взрослых. Роман о Фандорине, несмотря на всю свою разношёрстность, насыщен повторами. Так же, как колобок ходил между медведем, волком и прочими зверями, благородный детектив путешествует между разными революционными идеологиями, умудряясь не угодить в пасть ни одной из них.

Большевики, белые, анархисты переманивают сыщика на свою сторону, обещая райские кущи для будущей России и объясняя, что революционный террор — мера вынужденная и временная. Но Фандорин уверен, что «его враги — не красные, не зеленые и не фиолетовые, а всякого рода мерзавцы, которые бывают любого цвета». А любые партийные «правды» приведут к правде коричневой — «цвета дерьма».

— Правда в том, что всякое государство, а уж наше в особенности, держится только страхом и принуждением. Люди делятся на тех, кто принимает решения, и тех, кто их исполняет, даже если не хочет. Русь зашаталась, когда слабый и неумный царь в девятьсот пятом году затеял играться в свободы… В России, которую мы построим на этом пепелище заново, всё будет иначе… Крепко и прочно, а для стада — страшно, — объясняет диспозицию один из главных злодеев романа. И здесь уже — прямая отсылка к акунинской антиутопии «Счастливая Россия» о сталинских репрессиях.

Каждый любитель фандорианы скажет, что читал её до определённого момента, но потом бросил, потому что автор исписался и стал выпускать чисто коммерческий продукт. Так-то оно так, но всё-таки «Не прощаюсь» выполнен мастерски, и мастерство тут кроется в деталях. Акунин насыщает действие шутками, литературными аллюзиями (от Толстого до Уэллса), символами, не стесняется показать движущие узлы романного механизма (а Акунин, как и всегда, механистичен, пишет умом, не сердцем). Алексей Романов поёт привязавшуюся к нему мелодию «Кончилось счастье», и в тот же день погибает его возлюбленная, юная революционерка Надя Зуева. Фандорин и его новая супруга читают «Его прощальный поклон» — последнюю книжку о Шерлоке Холмсе, от которого, как известно, много взял сам Фандорин.



Фото: И. Сакуров; издательство "Захаров", Facebook Бориса Акунина

Черно-белые иллюстрации, созданные постоянным акунинским соратником Игорем Сакуровым, тоже работают на это ощущение хорошо продуманных и скрупулёзно переданных деталей. Чёткая, аскетичная штриховка, точно показано выражение лиц и одежда героев — а разве нужно что-то больше?

Обещанная смерть Фандорина (это уже не спойлер, событие давно обсуждалось и предсказывалось фанатами) в финале произойдёт. Но совсем не так, как можно было предположить, исходя из рисунка на обложке книги. Фандорин, не будучи проглочен ни одной из враждующих правд, окажется жертвой своей собственной идеологии — философии «благородного мужа», который «даже во сне не изменяет своим правилам».

Погиб ли сыщик по-настоящему, — большой вопрос. Не исключено, что, хотя фандориана закончена, Эраст Петрович ещё выскочит как черт из табакерки в каком-нибудь другом акунинском цикле. С хитрого лиса Акунина станется. Тем более чем сам герой, которому в «Не прощаюсь» 64 года, выражал желание дожить до «возраста зрелости» — 88-ми.

Елена Кузнецова, «Фонтанка.ру»

Читайте также:

Викторина: Русская рулетка с Фандориным