Календарь >> http://calendar.fontanka.ru/articles/6015

03 февраля 2018, 19:13

Категория: выставки

«Киберфест»: Цифровизация до гробовой доски


Фото: Сергей Николаев/"Фонтанка.ру"

Международный фестиваль медиаискусства «Киберфест» показывает, как художники «обживаются» в виртуальной реальности — наконец, признав ее за данность, и как думают с ее помощью развиваться.

Пока в Петербурге шли разговоры о создании музея современного искусства — поменялось само искусство. От протестной маргинальности позднесоветского андеграунда оно ушло к новым технологиям и заботам поколения, не помнящего себя без компьютеров и интернета. В России, где житель крупного города погружен в интернет и мобильные сети прочнее, чем житель старой Европы, такой путь был неизбежен. И выяснилось, что как только художники и мыслители перестают говорить об интернете и социальных сетях как о причудливом звере, который – о, ужас! – поглотил наше внимание, выясняется, что искусство и зритель способны говорить на одном языке.

«Рассуждения» авторов «Киберфеста» кураторы (Елена Губанова, Анна Франц, София Кудрявцева) распределили по трем площадкам – Анненкирхе, Художественно-промышленной академии имени А.Л. Штиглица и Молодежному центру государственного Эрмитажа. Там проводятся выставки, две из которых будут открыты до 12 февраля, а одна – в Анненкирхе – до 5 февраля. А еще в программе фестиваля есть лекции, видеопрограмма и саунд-арт. 

Часть саунд-арта уже представили публике в день открытия фестиваля. В Академии Штиглица ансамбль Аврорин-Галкина-Дмитриев-Лис исполнил композицию с уклоном в ритуальную музыку буддизма, но в стиле «арте повера»: с использованием сантехнических труб вместо традиционных духовых инструментов — дунченов. После этого Владимир Раннев и Сергей Полотовский представили концертную пьесу для голоса и интерактивной электроники Futuresong. В Анненкирхе же стены вибрировали от басов британца Сэма Конрана и его «электронного» произведения «Синтезатор 777» — да так, что с балкона сыпалась штукатурка.

В сочетании с полумраком и установленным по центру зала «Медиакладбищем» (так называется инсталляция арт-группы «Куда бегут собаки» на выставке «У нас еще будет шанс») это создавало довольно зловещую обстановку. Впрочем, сами авторы того не предполагали. Участница арт-группы Ольга Иноземцева в беседе с корреспондентом «Фонтанки» рассказала, что и свою инсталляцию, и интерьеры полуразрушенной церкви воспринимает в позитивном ключе. Да и сами кладбища в принципе должны перестать быть местами скорби, а их формат нужно пересмотреть.

«Медиакладбище» — проект, отчасти разместившийся в интернете (обустроить свою «могилку» может любой желающий), а отчасти — в виде «физической» инсталляции. И «похороненными» являются обычные живые люди, первопроходцы, попробовавшие продемонстрировать на себе идею о том, что кладбище должно стать местом, на котором с человеком можно познакомиться по-настоящему, вне социальных или поведенческих ролей, которые он играл при жизни. Это нечто вроде социальной сети – но только упорядоченной, без «лишних» сиюминутных постов или комментариев. Тот образ себя, который человек хочет оставить после смерти: изображение (не обязательно фотопортрет, иногда это абстрактная картина или вовсе какие-то графики) и некий текст. Причем они создаются не раз и навсегда, а могут корректироваться с годами и жизненными событиями.

«Социальные сети – это такой же социум, как и в оффлайне, — пояснила Иноземцева. — Человек зависим от этого социума. Он может выступать против него, может быть угодным ему, может представлять какую-то версию себя, удобную для жизни в этом социуме. Но человек может хотеть запомниться другим. Это сиюминутная ситуация: ты живешь, а завтра тебя нет. Свой медиаслед ты не осознавал: это все равно, что оставить неубранную квартиру. Ты едешь в другой город, ты схватил чемодан, в панике вылетел, твой самолет взорвался, а кто-то потом приходит в твою квартиру. Ты когда из нее выходил, не думал, что это все, что осталось. Мы предлагаем осознавать себя как можно чаще».

Художник рассказала, что ее мыслью было пересмотреть «древний» формат кладбища. Ведь бессмертие – не физическое, а медийное – фактически уже наступило.

«Это разговор о том, насколько мы био-, а насколько медиа-существа, — пояснила она. — После завершения физической биографии, мы уже, прямо сейчас, не конечны. И вопрос только в том, чтобы это осознать, и что есть медиарасширения, которые не должны быть мусорными».

Впрочем, что есть «мусор» в нашей жизни – вопрос дискуссионный. Буквально в двух шагах от «Медиакладбища» в боковой галерее церкви его поднимает художник Сергей Деникин в своей инсталляции «Прозрачные фигуры»: вырезанные из пластика человечки, болтаясь в воздухе, пропускают через себя и отражают дальше «белый шум» из проектора. Что есть их жизнь, несут ли они сами по себе какую-то ценность или только являются отражателями неких не несущих особого смысла сигналов и действий, — каждый трактует по-своему.

Еще один вариант трактовки виртуальной жизни – новая пастораль: такой взгляд предлагает Людмила Белова в своей работе «Цифра в лесу», представленной в Академии Штиглица на выставке «Прогноз погоды: цифровая облачность». Художник поместила фигурку девочки 1950-х годов в окружение роботов-насекомых и вложила ей в руки селфи-палку с телефоном. Такой мир безопасен и легко контролируем, это уход от суровой действительности – подобно салонному искусству в XIX веке, которое противопоставлялось реализму.

Парадный зал Академии поделен металлическими конструкциями и черными занавесами на квадраты – миниатюрные кино- и выставочные залы. Несколько работ предполагают примерку очков виртуальной реальности – одна уносит зрителя в густой «лес» небоскребов, напоминающих трущобы Гонконга или Банкгока («Гиперплоскости симультанности» Фабио Джампьетро), другая – в межпланетные пространства («İÇLEK» Огуз Эмре Бал).

Некоторые работы становятся интерактивными аттракционами – как, например, инсталляция с дополненной реальностью «Сдвинь, чтобы показать» Николь Руджеро, Молли Сода и Refrakt: посетитель попадает в спальню и, наводя телефон на разложенные футболки, трусы, край кровати или в ящик стола, на своем экране видит образы или тайные сообщения, которые посылает ему это пространство.

Видео «Ветры эмоций» Мориса Бенаюна отслеживает, как в глобальном мире мысли и ощущения курсируют по миру, переносясь, путем интернета и человеческого общения, из одних городов и стран в другие. Полотно, основанное (как уверяет автор) на реальных данных, иллюстрирует, что, хотим мы того или нет, мы все на Земле уже давно дышим одним общим воздухом настроений.

Продолжает ту же романтическую линию видеоинсталляция Марко Нерео Ротелли «Облака Венеры», позволяющая любоваться тем прекрасным, что создают люди, — будь то искусство или наука: художник «насытил» атмосферу Земли «испарениями» человеческих идей, которые плывут между облаками.

Но самое сильное впечатление оставляет видео Александра Шишкина-Хокусая «Кино для молодой змеи». Синтез прекрасного и отвратительного в образе червя познания, обвивающего прекрасную скульптуру или красивое здание, шокирует и завораживает. Одно искусство словно пожирает другое, рождая третье. И все это вместе гибнет, утопая, подобно Венеции во время наводнения… Быть, может, из-за пресловутого «глобального потепления», вызванного «цифровыми облаками»?

«Мы на фестивале создаем пространство и поток, в который каждый может войти по своему желанию и «помочить ножки», — говорит куратор Елена Губанова. — Без этого вообще все засохнет, как в пустыне. Мы плывем, реагируем на новое – но, как носители огромного бэкграунда, мы его вплетаем и пытаемся сказать, что это новое нам нужно в сочетании с вот тем старым. Иначе мы не выживем, а превратимся в идиотов, смотрящих что-то, куда-то тыкающих пальцем в своей технике, и ничего не понимающих».

Алина Циопа, «Фонтанка.ру»