Календарь >> http://calendar.fontanka.ru/articles/5656

24 ноября 2017, 12:30

Категория: выставки

«Король Монпарнаса» остановился в Музее Фаберже


Фото: Алина Циопа/"Фонтанка.ру"

В Петербурге открывается выставка «Модильяни, Сутин и другие легенды Монпарнаса». «Фонтанка» побывала на развеске экспозиции и подготовила гид, который поможет разобраться в творчестве художника и взаимоотношениях авторов его круга.

Проведение выставок знаменитых художников, которые высоко ценятся на международных аукционах, стоит очень дорого. Найти средства на оплату страховок за произведения искусства топового ранга могут немногие: если брать в расчет всю Россию, не потребуется даже пятерня, чтобы загибать пальцы при счете. Музей Фаберже — один из немногих, кто может себе позволить украшать афишу Петербурга громкими проектами.

Имя Амедео Модильяни в этом ряду (ранее музей привозил Фриду Кало и Сальвадора Дали) — закономерно. В прошлом году выставка художника прошла в Хельсинки, и для богатой финской столицы это было одно из событий программы празднования 100-летия независимости государства.

В Петербурге выставка Модильяни изначально тоже планировалась персональной, однако планы пришлось скорректировать — причин организаторы не называют, но уточняют, что дело не в деньгах (напомним: хозяин музея – Виктор Вексельберг, один из богатейших людей России). Как бы то ни было, пришли к идее показать собрание коллекционера Йонаса Неттера, в котором были и работы Модильяни, и художников его круга — Хаим Сутин, Сюзанна Валадон, Морис Утрилло, Андре Дерен, Моисей Кислинг, Морис де Вламинк и многие другие.

Йонас Неттер (1868-1946) — современник Модильяни, намного переживши й его, — был предпринимателем, меценатом, пианистом. Как следует из статьи искусствоведа Марка Рестеллини в каталоге выставки, куратором которой он является, фигура Неттера была ранее не изучена, и первая полноценная статья о нем — именно эта, в каталоге петербургской выставки. С Модильяни Неттер познакомился благодаря Леопольду Зборовскому, поэту, коллекционеру и в целом весьма харизматичному человеку, который и вел основные переговоры с художниками, поддерживал их. А Неттер это финансировал, получая взамен написанные работы. Так у него собралась немалая коллекция.

Всего в Петербург прибыло более 120 собранных Неттером работ живописцев, которых относят к Парижской школе (так называют интернациональное сообщество художников, сложившееся во французской столице в начале ХХ века). Картин Модильяни из них 14. В том числе портреты Хаима Сутина, коллекционера и посредника продажи работ Модильяни Леопольда Зборовского и его жены Ханки, а главное — два портрета музы Модильяни Жанны Эбютерн.

Моисей Кислинг. Мужской портрет (Йонас Неттер)
Моисей Кислинг. Мужской портрет (Йонас Неттер)

Фото: предоставлено организаторами

Чтобы понять состав экспозиции, нужно попытаться восстановить картину событий в художественной жизни Парижа начала ХХ века и взаимоотношения ее участников. В ту пору Монпарнас, фигурирующий в названии выставки, был новым центром времяпрепровождения богемы французской столицы, во многом сменившим Монмартр.

«Мне не нравится, когда Монмартр и Монпарнас изображают в виде двух держав-соперниц, — отмечал известный французский писатель Андре Моруа. — Пусть обаяние Монпарнаса более свежо, но и старый Монмартр все равно не теряет ни на йоту своего очарования».

Моруа писал, что «жаловаться на недостаток гениев» на Монпарнасе не приходилось, и влияние его с годами только росло: здесь появлялись Ван Донген, Матисс, Дерен, Пикассо...

«Если вы хотите понять монпарнасскую атмосферу на следующий день после перемирия 1918 года, перечитайте первый роман Хемингуэя «И восходит солнце» («Фиеста»), — вспоминал Моруа. — Вы увидите в нем, как американские студенты, чувствительные англичане, русские белоэмигранты, красные испанцы — все устремлялись в этот квартал, внешне буржуазный, но, по существу, непринужденный. Они искали там выхода своей душевной подавленности. Художники заманивали натурщиц, красивых девушек легкого нрава; натурщицы заманивали богатых иностранцев. Так началась для Монпарнаса эпоха необычайного расцвета».

Уроженец итальянского города Ливорно, Модильяни (1884-1920) происходил из бедной семьи, часто и тяжело болел, учился живописи во Флоренции и Венеции, работая с обнаженной натурой, а в Париж приехал в возрасте 21 года продолжать образование. Снял мастерскую на Монмартре вблизи общежития художников и познакомился с Пабло Пикассо, Гийомом Аполлинером, Андре Дереном, Диего Риверой, Жаком Липшицем и многими другими. В общем, влился в среду, которая питала творческих людей того времени. Вскоре — увлекся искусством африканских народов (что повлияло на его почерк) и творчеством Сезанна и Тулуз-Лотрека. На Монпарнас перебрался в 1909-м, устроился в общежитие для художников. Тогда же познакомился со скульптором Константином Бранкузи и с его подачи увлекся скульптурой. Благосклонности судьба к художнику не проявляла: тот болел, менял постоянных покупателей, отказался от занятий скульптурой и в частности от своей мечты создать серию «Храм красоты». Сегодня эскизы скульптурных работ Модильяни и редкие головы из той серии уходят на аукционах за баснословные десятки миллионов долларов. Нереальные, утонченные вытянутые формы стали визитной карточкой, по которой узнают почерк Модильяни.

В 1916 году — переломном для Модильяни году — он познакомился с Леопольдом Зборовским и — со студенткой Жанной Эбютерн, начинающей художницей. Зборовский подыскал им комнату, его жена помогла ее обустроить.

Амедео Модильяни. Портрет Жанны Эбютерн
Амедео Модильяни. Портрет Жанны Эбютерн

Фото: предоставлено организаторами

Но дела шли не ладно: первая же персональная выставка Модильяни в 1917 году обернулась конфликтом в духе современного: прямо во время вернисажа на нее вломились стражи порядка по распоряжению своего окружного комиссара, и велели снять со стен «ню». Владелица галереи решила закрыть всю выставку.

Жанна и Амедео прожили вместе недолго: в 1918 году пара отправилась на юг страны, чтобы поправить здоровье Модильяни (которого вдобавок к болезни губило пьянство), там Жанна родила дочь. Художник написал два с половиной десятка портретов своей возлюбленной, пообещал на ней жениться, но снова слег — и умер от туберкулезного менингита. А через день Эбютерн, будучи на последнем месяце беременности, выбросилась из окна.

История их любви считалась красивой и трагической, о Модильяни говорили как о «короле Монпарнаса» и последнем представителе истинной богемы, ключевой фигуре парижского экспрессионизма и «последнем из проклятых» (его называли «Моди» – не только из-за фамилии, но и из-за созвучия со словом «maudit» – «проклятый», постоянно переживающий неудачи).

Жанна Эбютерн не стала известной художницей, хотя ее полотна в коллекции Неттера тоже были, два из них присутствуют и на выставке — «Интерьер с пианино» и «Адам и Ева»

Кроме того, на ней будет 19 работ Хаима Сутина — художника русского происхождения, дружившего с Модильяни и тоже пользовавшегося услугами Зборовского, и 7 работ их общего друга Моисея Кислинга.

Хаим Сутин. Красная лестница в Кань
Хаим Сутин. Красная лестница в Кань

Фото: предоставлено организаторами

Еще одна художница, чьи картины есть в экспозиции — Сюзанна Валадон, начинавшая как модель Ренуара, Тулуз-Лотрека и Пюви де Шаванна и под именем Марии. Сюзанной она нарекла себя позже, когда Тулуз-Лотрек ее приревновал к другим художникам, с которыми она продолжала встречаться — в этом была параллель с библейской Сусанной, которую вожделели двое старцев. Сюзанна училась, глядя на своих друзей, и начала выставляться сама, ее талант оценил Эдгар Дега, приобретший одну из ее работ, тогда началась их долгая дружба. Петербуржцы увидят на выставке 12 ее работ. Сюзанна родила сына Мориса, которого усыновил журналист Мигель Утрилло. В возрасте 17 лет он также занялся живописью — в качестве лечения от алкоголизма, и достиг успехов. В Петербурге будет представлено 14 его работ.

Впрочем, далеко не все авторы, которых собирал Неттер, стали известными. Но это помогает понять время и его характер.

К экспозиции Музей Фаберже вновь подготовил свое необычное освещение, какого нет ни в одном другом музее Петербурга: когда освещение в зале приглушено, а картины, четко выделенные по периметру светом, «выплывают» на зрителя из темноты, словно «светясь» изнутри. Для этого не один день специалисты выравнивали свет — белый и желтый, направленные с разных прожекторов, примеряли ширину открытия шторок на них, определяли четкость и старались светом снять возможные блики.

Выставка будет открыта для посетителей 25 ноября и продолжит работу до 25 марта.

Алина Циопа, "Фонтанка.ру"