Календарь >> http://calendar.fontanka.ru/articles/5523

03 октября 2017, 18:40

Категория: спектакли

Выше радуги: «Эмоции и...» в Цирке на Фонтанке


Фото: предоставлено организаторами

В Цирке на Фонтанке новая программа «Эмоци и..», ключевое достижение которой декларируется так: впервые за 16 лет на петербургском манеже выступают братья Запашные. Насчет Запашных — не поспоришь. Под сомнением — новизна: в июне 2015 года Запашные прокатывали эту постановку на Сибур-Арене. Что изменилось в программе «Эмоци и…» за два года и чем в главном цирке города будут удивлять зрителей до начала декабря, разбиралась эксперт «Фонтанки».

«Эмоци и…» Большого московского государственного цирка (БМГЦ) задуманы как как соперничество цветов: ахроматические белый и черный сопротивляются, но в итоге уступают многоцветной радуге. Альянс черного и белого прослеживается в клоунских выходах Анвара Саттарова и Николая Коновалова, эволюциях кордебалета, выступлениях гимнастов и акробатов. Миссия радуги отдана клоунессе Людмиле Кобычевой, и у нее одна задача – раскрасить монохромное поначалу пространство всеми красками мира.

Мысль постановщиков, стремящихся выразить эмоции через цвета и решающих представление в этом ключе с использованием соответствующих костюмов и освещения, обозначена уже в прологе. Каждый номер имеет свой доминирующий цвет и свет. За черно-белым воздушным полетом следует желтый номер на скакалках, фиолетовый – с дрессированными собачками, зеленый – с дрессированными попугаями, синий – с акробатами, красный – с гимнастами. Совершенно феерическая атмосфера возникает на манеже в номере воздушных гимнастов на рамке, одетых в фосфоресцирующие в темноте причудливые костюмы и головные уборы. Режиссерская идея начинает сбоить ближе к концу: акробаты на дорожке почему-то одеты в стилизованные мундиры с золотыми эполетами, а впечатляющий по уровню мастерства и эволюций номер «Эллада», объединивший жанры жонглирования, конной акробатики и джигитовки, решен не в фантастических, а в стилизованных исторических костюмах. Такой же сбой происходит и в музыкальном оформлении – перед «оранжевым» номером с хищниками братьев Запашных авторы спектакля, прежде делавшие ставку на современное звучание и качественный живой рок группы «Teo Sound», решили вдруг довериться фонограмме песни «Оранжевое лето», дабы подоходчивей объяснить недальновидному зрителю, что сейчас будет «про оранжевое».

Тем не менее, о ритме как структурообразующем элементе программы вполне можно говорить — и это явный плюс. Еще один – клоунские выходы. Анвар Саттаров и Николай Коновалов знакомы петербургской публике по недавнему представлению «ЦиркUS 2.0», в котором не осталось незамеченным их тонко и точно продуманное взаимодействие в образах робота-андроида и начальника униформы. Этот дуэт, работающий в сотрудничестве с Андреем Шарниным, отвечающим за клоунский репертуар БМГЦ, отличает стремление к исконной репризе, связующей элементы циркового представления. Саттарову и Коновалову свойственен юмор, лишенный скабрезности, выверенность эмоциональных акцентов, живость спонтанных реакций, а главное – желание и умение удивлять. Как утверждали авторы постановки на пресс-конференции по случаю премьеры новой программы, Саттаров и Коновалов привезли в Петербург совершенно новый, только что созданный репертуар. И впервые за много лет надежда на то, что клоуны в перерыве между номерами что-нибудь эдакое отчебучат, оправдывается в полной мере. После номера акробатов со скакалками клоуны выходят со своими скакалками, после номера с собаками выводят бутафорских и разумеется не слишком дрессированных скотч-терьеров, пытаются участвовать в джигитовке верхом на таких же бутафорских лошадках, обыгрывают прыжковую дорожку для выступлений акробатов как модельный подиум. Они оригинально осваивают классический клоунский репертуар в полноценных репризах «Бокс» и «Фокусы», показывают и собственный комический номер с метанием ножей. При этом, клоунский дуэт обходятся без громоздкого реквизита, умело пользуется ограниченным пространством манежа в условиях перемены номеров и, что особенно приятно на фоне общих прискорбных тенденций в клоунаде последних лет, до последнего момента избегают заигрываний с залом в форме опостылевших массовых кричалок и вызовов зрителей на манеж. При этом, постоянный контакт с залом они выстраивают виртуозно, задействуя в своих выходах и боковые проходы, и галереи.

Отрадный симбиоз усилий режиссера, хореографа и художника по костюмам присутствует в нескольких номерах программы. «Синий» номер, имеющий официальное название «Меджаи», решен с участием кордебалета, яростно отбивающего дробь в барабаны, и без его истового танца работа самих акробатов утратили бы ощутимую долю выразительности. Артисты в синих трико, синих сапогах, шароварах и головных уборах, в свете синих прожекторов исполняют разнообразные эволюции и прыжки с приходом в руки ловитора. Внешний вид этого артиста – его мощная фигура, лысый череп (а он единственный – и это очень срабатывает на пользу номеру – лишен головного убора), диковинный стильный грим с разными оттенками синего придают брутальный колорит всему номеру и представляют его самого как всемогущего демиурга, руками которого движет «сама судьба».

Столь же колоритен и номер «Цепные псы» акробатов на подкидных досках Сергея Трушина, получивший в этом году престижную мировую цирковую награду – «Золотого клоуна» на фестивале в Монте-Карло. Взаимодействие кордебалета и артистов здесь выстроено настолько гармонично, что несведущему зрителю и не различить, где те, что только двигаются и танцуют, а где те, что выполняют головоломные сальто и прыжковые комбинации. Дикую и беснующуюся свору не то псов, не то уличных разбойников художник Надежда Русс одела в кожаные плащи, косухи, мятые цилиндры, цепи и ремни, разрисовала кровавыми подтеками их выбеленные лица, продумала агрессивный стиль в прическах. Во главе своры – прекрасная и жестокая «бандерша». Она решает, кого карать, а кого миловать, а ее «бешеные псы» готовы драться за благосклонность своей королевы как с чужаками, так и друг с другом. Внутри этой драматургии в бешеном ритме следуют один за другим головоломные трюки. Такой же продуманностью внутри номера отличается и масштабный аттракцион «Эллада», упоминавшийся выше – в нем нашлось место многоуровнему жонглированию в манеже, жонглированию на лошадях, конной акробатике и джигитовке, в которой «Русские наездники» Якова Экка исполняют классический трюковой набор как минимум, вдвоем, а иногда и втроем.

Со временем становится понятно, что почти все артисты программы заняты в двух, а то и трех номерах. Мультижанровые способности принципиальны для тех, кто состоит в штате БМГЦ, поскольку позволяют постоянно тасовать репертуар. Тем не менее, для большинства зрителей становится откровением, что и братья Запашные не ограничиваются только дрессурой. Когда после первой, жонглерской части «Эллады» в числе снявших шлемы артистов оказываются Аскольд и Эдгард, по залу прокатывается восторженный шепот узнавания. Ирония и даже трагедия цирковой судьбы заключена в том, что привилегию узнавания в лицо цирковым приносит не каждодневный тяжкий труд в манеже, а участие в разного рода телешоу. Рядом с Запашными может стоять еще сто цирковых трудяг, каждый со своим «Золотым клоуном», но взгляды публики будут направлены только на этих двоих, которые, помимо безусловного владения профессией, неслабо вкладываются еще и в создание медийного образа.

Популяризация циркового искусства, как и любого другого, иначе и невозможна, и справедливости ради нужно сказать, что Запашные ратуют за нее всеми имеющимися у них способами и яростно сопротивляются любой критике, считая ее критикой всей отрасли. Однако статус звезды всегда скрывает опасность начать считать свое мнение единственно правильным, а многозадачность функций (а братья занимают должности директора и художественного руководителя БМГЦ) – угрозу браться за все лично и одновременно. Соблюсти равновесие в этих условиях гораздо сложнее, чем войти в клетку с тигром. В случае с Эдгардом и Аскольдом срабатывает еще и генеалогия людей, родившихся в опилках – для них важно оставаться действующими артистами. И они, не отставая от своих мультижанровых коллег, выступают и дрессировщиками, и более чем умелыми жонглерами, и даже наездниками. К слову сказать, их артистический энтузиазм простирается далеко за пределы здравого смысла, что с особой остротой ощущается тогда, когда Эдгард, перенесший совсем недавно операцию на позвоночнике, в номере джигитовки берет на плечи верхнего. Можно по-разному относиться к деятельности братьев Запашных в цирковом сообществе, к художественным достоинствам и недостаткам создаваемых ими программ, но их личное присутствие в манеже, их лучезарное артистическое обаяние добавляет каждой программе с их участием тот нужный вес и масштаб, за которым следуют полные залы и восторженные отзывы. И до тех пор, пока они стоят на манеже, к ним нет никаких вопросов – свое дело они знают и любят. Вопросы возникают за пределами артистических категорий: почему в Петербург нужно было привозить уже известную и не самую свежую программу, почему БМГЦ в третий раз за год гастролирует в петербургском манеже, когда, наконец, режиссерское начало Цирка Запашных окрепнет до такой степени, что перестанет размениваться на дешевые приемы?

Печально, что при изначально высоком уровне цирковые постановки, созданные усилиями одного коллектива, в нашей стране рано или поздно оказываются повторением пройденного. И это признак не отдельно взятого БМГЦ, а всей современной цирковой индустрии, в которой номера готовятся и шлифуются годами, а потом годами прокатываются. Только очень внимательный зритель разглядит динамику в номере с дрессированными собаками Елены и Владимира Петриковых, вспомнит, что «синий» номер акробатов-вольтижеров Марины Козаковой когда-то был чуть другим, заметит изменения в трюковом арсенале акробатов на подкидных досках Сергея Трушина или полосатых дрессированных хищников братьев Запашных. Трудоемкость создания цирковых аттракционов и любых групповых номеров предполагает их перезапуск только в новом визуальном и музыкальном оформлении, но не в содержательной части. Нынешний вариант «Эмоци и…» является как раз таким, выполненном на высоком уровне перезапуском, но тем, кто уже видел программу, смотреть будет особенно нечего. Разве что они придут поглядеть на замечательный клоунский дуэт.

Новая программа продлится в цирке до 3 декабря. Как обещает руководство цирка, ее сменит программа с участием слонов, созданная под руководством Таисии Корниловой.

Ирина Селезнёва-Редер, специально для «Фонтанки.ру»