Календарь >> http://calendar.fontanka.ru/articles/5117

17 мая 2017, 09:22

Категория: спектакли

Валерий Фокин наладил связи с Польшей и не только


Фото: Александр Николаев/Интерпресс

Планы Александринского театра, озвученные его худруком Валерием Фокиным, впечатляют географическим размахом и обширностью. Тут вам и фестиваль «Александринский» со спектаклями из Польши, Германии, Египта. И премьеры, которых стоит ждать. И резедентура важного столичного театра «Практика» на Новой сцене. И серьезные планы на грядущий культурный форум, где Фокин возглавит секцию «Театр».

Самая впечатляющая новость – это приезд на фестиваль «Александринский» великого польского режиссера Кристиана Люпы, который с весны 2014 года – с момента крымских событий – даже не рассматривал вопросы сотрудничества с Россией, в том числе и в плане гастролей, отменив даже намеченные проекты с подписанными договорами. Между тем, именно спектакль Люпы – да не какой-нибудь, а один из хэдлайнеров прошлогоднего Авиньонского фестиваля под названием «Площадь Героев» – откроет XI фестиваль национальных театров в Петербурге, 1 и 2 сентября. Спектакль поставлен на тему из закоулков исторической памяти – можно бы тут добавить «национальной», но для Люпы важна как раз универсальность проблемы, тем более, что на сей раз колоссальный поляк выпустил спектакль не у себя на родине, а в Литве с известными литовскими артистами. Классик XX века Томас Бернхард написал пьесу «Площадь Героев» в 1988 году, незадолго до своей смерти – в заголовок вынесено название той самой площади, где фюрер выступал после аншлюса под бурные приветствия австрийцев. Тогда персонажу пьесы, еврею, профессору Шустеру и его семье удалось сбежать в Англию, сейчас, спустя 50 лет, семья снова готовится к вынужденному отъезду, поскольку крики за окном никак не назовешь двусмысленными: по спектаклю не очень понятно, реальны эти вопли нацистского толка, или всего лишь наваждение экономки, но причины, по которым профессор накануне отъезда кончает с собой, – вполне очевидны. Все возвращается, причем, в пределах одной человеческой жизни. А это значит, что для людей так и не существует понятия "уроки истории". Люпа использует тот язык, который обращается к зрительскому подсознанию – его спектакли своего рода магия, которая будит дремлющую память. При этом спектакль, фабула  которого – подготовка к поминкам профессора и сам ритуал – смотрится на одном дыхании.

Продолжится фестиваль премьерой самой «Александринки» – спектаклем Виктора Рыжакова по «Оптимистической трагедии» Всеволода Вишневского. Есть три знаменитых постановки этой пьесы, которые обозначили вехи в истории российского театра. Первый – спектакль Александра Таирова 1933 года, где женщину-комиссара играла жена и муза режиссера Алиса Коонен. Таиров мыслил масштабными метафорами, и историю матросов императорской армии, превратившихся в анархистов, а в финале под влиянием Комиссара – в советский полк, поставил как победу гармонии над хаосом, жизни над смертью. Декорации художника Рындина выглядели чистой театральной графикой – спиралевидный рельеф планшета сцены сообщал мизансценам устремленность вверх. Это был единственный опыт по советской пьесе, который имел в московском Камерном театре, чьим эстетством власти были крайне недовольны, безусловный успех.

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля "Оптимистическая трагедия", режиссер Александр Таиров, 1933 год

В рамки соцреалистической концепции театр никак не укладывался, после войны Таиров и Коонен были уволены, театр получил новое имя – Театр им. Пушкина, которое носит и теперь. Театральные легенды утверждают, что призрак Алисы Коонен частенько беспокоит не только актеров, но время от времени и зрителей.

Алиса Коонен в роли Комиссара в спектакле
Алиса Коонен в роли Комиссара в спектакле "Оптимистическая трагедия", режиссер Александр Таиров, 1933 год

В 1955 году в нынешней Александринке, а тогда ленинградском Театре драмы им. Пушкина «Оптимистическую трагедию» поставил Георгий Товстоногов, сосредоточившись – при всей жесткости формы – на крупных планах героев, и прежде всего – на образе Вожака, отличавшегося тупой жестокостью, стремлением унижать и звериной жаждой власти (его сыграл народный артист СССР Юрий Толубеев). Спектакль был впоследствии сыгран на XX cъезде КПСС, разоблачившем культ личности, Товстоногов получил высшую награду правительства Ленинскую премию, а спустя три года «Оптимистическая трагедия» отправилась на гастроли в парижский Театр им. Сары Бернар, где прошла при аншлагах и под овации.

Юрий Толубеев в роли Вожака в спектакле
Юрий Толубеев в роли Вожака в спектакле "Оптимистическая трагедия", режиссер Георгий Товстоногов, 1955 год

Третьей ступенью отечественного театрального оптимизма, вполне трагического, стала постановка Марка Захарова в Ленкоме. «Мы продолжаем мучительно раздумывать над нашим прошлым. Даже когда устаем размышлять о нем, – работает наше подсознание и готовит нам новые мысли. Под красивой и яркой упаковкой застонало и задергалось в пьесе (лично для меня) что-то очень живое, нужное людям всегда и сегодня тоже. Оно, это живое начало, подарило множество новых ощущений. В том числе такую простую мысль – жестокую братоубийственную бойню на земле призвана остановить Женщина. Войной любоваться не следует. А что касается гражданской войны, в ней – сегодня мы это хорошо понимаем – погибли те люди, гибель которых мы сегодня воспринимаем как невосполнимую утрату. Интересно, что гражданская война в пьесе, по существу, закончилась, поход генерала Каледина отбит, а желание, подлая инерция всегда и во всем действовать по законам войны – остались», – написал позже Захаров в своей широко известной книге «Театр без вранья». Захаров родился в 1933, когда пьесу Вишневского поставил Таиров, и вот теперь на новом историческом витке уже он, как когда-то Таиров, оказался перед угрозой снятия с должности художественного руководителя театра: «Оптимистическая трагедия» давала шанс остаться, и Захаров, как и Таиров, победил. Комиссара играла Инна Чурикова, которая появлялась перед публикой в белом платье, на каблучках и с зонтиком (тоже, разумеется, белым), а Вожака играл Леонов – таким своим в доску, обаятельным мужиком из народа: по ходу действия вожаковская «народность» оказывалась дурным театром, а женственность Комиссара, наоборот, проходила проверку войной и побеждала.

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля "Оптимистическая трагедия", режиссер Марк Захаров, 1983 год

Марк Захаров, в отличие от Таирова, своих гонителей пережил, но вот дожил (как и мы все) до момента, когда, несмотря на зафиксированную в конституции свободу творчества, псевдонародники то и дело пытаются очень серьезно оскорбиться и потребовать закрыть тот или иной спектакль или внести цензурные коррективы. В это время за текст Всеволода Вишневского взялись Виктор Рыжаков, глава московского Центра им. Мейерхольда и его команда – причем, режиссер подтвердил, что работа в компании единомышленников для него гораздо важнее самореализации. Перезагрузка пьесы осуществлялась с помощью молодого драматурга Аси Волошиной – новый ее вариант и спектакль будут называться «Оптимистическая трагедия. Прощальный бал». Сценография – зона ответственности Марии и Алексея Трегубовых, молодых, но авторитетных в театральном сообществе художников. При этом режиссер, судя по его словам, собирается вписаться в декларируемое Фокиным посвящение сезона столетию революции, и посмотреть на историю гибнущего полка как на историю России, начиная с 1917 года. Но при этом не менее "Оптимистическая трагедия" интересует Рыжакова как миф о женщине, пришедшей в мужской мир. Премьера намечена на 16 и 17 сентября.

Такой культурно-исторический подход к постановкам отличает фокинскую Александринку – и особенно, спектакли самого Фокина, начиная от его первой здешней работы – «Ревизора», который до сих пор остается в репертуаре и пережил уже три редакции. Да и недавний фокинский «Маскарад», который в этом году существует «по особой программе» в связи со столетием «Маскарада» Мейерхольда, ставшего похоронным для императорской России, – вступает с мейерхольдовским шедевром в художественный диалог: содержит в себе как цитаты из спектакля 1917 года, так и элементы реконструкции – например, народный артист России Петр Семак играет Арбенина так, как играл его у Мейерхольда Юрий Юрьев, вплоть до интонаций, сохранившихся на аудиозаписях. 9 и 10 сентября «Маскарад» Фокина будет сыгран в Большом театре России, став центральным событием объемной культурно-просветительской программы, включающей в себя выставки, лекции, дискуссии. В частности, обсудят опыт работы Дирекции императорских театров, со дня закрытия которой в этом году тоже исполняется сто лет. «Мы хотели бы понять, что из этого опыта можно взять в сегодняшний день», – уточнил Фокин, и этот вопрос вызывает большой интерес, потому что идея административного объединения бывших императорских театров вот уже лет пять обсуждается с переменной активностью. Но к этой теме, видимо, придется говорить еще не раз, что мы и будем делать, когда появится информационный повод.

Когда же театр вернется с гастролей и будет сыграна премьера «Оптимистической трагедии», Александринский фестиваль продолжится еще двумя гастрольным спектаклями. В Петербург впервые приедет египетская театральная труппа со спектаклем по современной пьесе некоего Ахмета Эль Аттара «Тайная вечеря» – смотрите 22 и 23 сентября. В те же числа, но на Новой сцене будет показан немецкий перформанс «Полночь», визуализация произведений Моцарта, осуществленная молодым режиссером Тильманом Хекером, известным в России как ассистент знаменитого Роберта Уилсона, но уже некоторое время практикующий самостоятельно и весьма любопытно. Таким будет закрытие Александринского фестиваля.

Сцена из аудиовизуального перформанса
Сцена из аудиовизуального перформанса "Полночь", копродукция Тильмана Хеккера, RADIALSYSTEM V и Mozartsummer Mannheim

Фото: Предоставлено пресс-службой Александринского театра

Что касается планов самого Фокина, то премьера про Сталина по документальной пьесе Артура Соломонова, казавшаяся весьма своевременной, откладывается. По словам худрука Александринки, не по политическим мотивам, а в связи с тем, что что-то не сложилось с московской постановкой Фокина по «Швейку» Ярослава Гашека – причем, в тот момент, когда уже были готовы макет декораций, музыка и пьеса Татьяны Рахмановой. Эта премьера будет сыграна в конце января – под названием «Швейк. Возвращение». «Она вполне подходит к году столетия революции, – резюмировал Фокин. – А премьера про Сталина просто переносится – не думаю, что ее актуальность станет менее острой». Шутка, стоит заметить, весьма мрачная, но точная.

Что до других премьер следующего 261-го сезона, то главный режиссер театра Николай Рощин сразу после Фокина, начнет репетировать на исторической сцене «Сирано де Бержерака», которого покажет в мае. А в начале декабря на Новой сцене режиссер из Франции Жан Беллорини выпустит известную пьесу израильского драматурга Ханоха Левина «Крум» о художнике, который, спустя много лет приехал в родной город, и обнаружил там «вчерашние, домашние лица» – иными словами, болото. Как уточнил сам месье Беллорини, присутствовавший на пресс-конференции, для него это история о тех границах существования, которые выстраивает человеку жизнь, и которые стоит преодолевать. «Несмотря на серьезные проблемы, которые решаются в пьесе, для меня это – гимн жизни», – заявил молодой парижский режиссер, и уточнил, что язык театра – это особый язык, который объединяет всех людей на планете – поэтический язык.

Молодежную тему Новая сцена Александринки тоже тянет, причем, весьма последовательно. В ноябре на Новой сцене Александринского театра состоится премьера начинающего режиссера Антона Оконешникова со студентами Ивана Благодера (заведующего кафедрой музыки РГИСИ), в основе которой – прелюбопытнейший литературно-музыкальный материал: футуристическая опера Михаила Матюшина и Алексея Кручёных «Победа над солнцем» и другие тексты футуристов.

Также здесь, на Новой сцене заработает «Лаборатория 17» – проект, призванный отчасти решить острую проблему режиссерских дебютов в Петербурге. Фокин объяснил, что 30 июня на сайте появится положение о проекте и начнут приниматься заявки на участие. А 30 сентября на основе этих заявок среди режиссеров-выпускников будут выбраны пять кандидатов, которым предложат список из современных пьес и декорационный модуль, из которого, по словам Фокина, можно собрать любую декорацию: комнату, кабинет, лестницу, etc. В этих условиях молодые люди покажут эскизы: из пяти в итоге будет отобрано два, которые в какой-то форме продолжат свою жизнь на Новой сцене. «Нам важно, – подчеркнул Фокин, – чтобы новая сцена жила своей, особенной, экспериментальной жизнью, и ни в коем случае не стала филиалом историческом сцены». На эту же идею работает альянс Новой сцены с театром – активным участником московского театрально-экспериментального процесса «Практика», где с недавних пор обосновались еще и выпускники авторитетного режиссера и педагога Дмитрия Брусникина во главе с мастером. Фокин называет это сотрудничество театральных институций двух столиц «резедентурой театра «Практика». Планируется, что она станет регулярной.

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля "Чапаев и Пустота", режиссер Максим Диденко, театр "Практика"

Фото: praktikatheatre.ru

С 10 по 16 апреля петербургские зрители увидят две работы режиссера Максима Диденко – «Чапаев и пустота» по одноименному роману В. Пелевина (10-13 сентября) и «Конармия» по И. Бабелю (14-16 сентября). В эти же дни в камерном пространстве Черного зала будет показаны спектакли «Пётр и Феврония Муромские» режиссера Светланы Земляковой (10-13 сентября) и Black&Simpson режиссера Казимира Лиске (14-16 сентября), в котором как актер занят и сам Брусникин. Два спектакля из четырех в Петербурге уже показывались в разные периоды, однако спрос на них тогда превысил предложение, и у тех, кто не попал прежде, теперь такая возможность появится.

Наконец, добрались до культурного форума, который и в этом году нас не минует, правда, отодвинут подальше от рождественско-новогодних торжеств, с декабря на 17-19 ноября. Валерий Фокин, демонстрирующий чудеса менеджерской активности, и тут оказался в лидерах: он будет первым российским театральным деятелем, который во второй раз возглавит секцию «Театр». О полной ее программе разговор пойдет, понятно, позже. Но вот театральную афишу Фокин представил уже сейчас. И тут – что отдельно удивительно – тоже поляки. Обещан спектакль «Дзяды» Театра Народовы, который отказался от любых конатктов с Россией тогда же и по той же причине, что и Кристиан Люпа, с истории которого эта статья начинается. И тут несложно заметить забавное совпадение: если Люпа поставил спектакль с литовскими актерами, то главный театр Польши привезет в России постановку мрачного литовского гения, Эймнтаса Някрошюса. Кроме того, мастер-класс для желающих даст видный представитель современного польского театра, режиссер Кшиштоф Варликовский, в лучшие времена не раз представлявший в России свои работы. Два других заграничных спектакля, которые представят в программе Форума – новая работа живого классика японского театра Тадаши Судзуки и «Крокодил» самого Фокина (по сатирической повести Достоевского), поставленный им в Венгрии.

Жанна Зарецкая, «Фонтанка.ру»
.