Календарь >> http://calendar.fontanka.ru/articles/4912

14 марта 2017, 13:05

Категория: спектакли

Присудили: петербургской театральной молодежи раздали «Прорывы»


Фото: Дарья Пичугина, Пресс-служба премии "Прорыв"

На Новой сцене Александринки прошла церемония вручения Театральной премии для молодых «Прорыв». У этой церемонии заведомо два достоинства: знаешь, что она без длиннот (укладываются в час с небольшим) и знаешь, что не знаешь, что там будет. Эта церемония была начата со слов «Встать! Суд идет».

Режиссеры у церемонии каждый год разные; то Константин Богомолов сотворит что-то такое, что хоть святых выноси; то лауреаты прежних «Прорывов» заочно друг с другом состязаются. Нынче постановку церемонии поручили лауреату за режиссуру 2014 года Денису Хусниярову.

Встать приказал молодой человек при всей «амуниции» XVII века – парик, панталоны, камзол, пудра практически до неузнаваемости изменили лицо актера Степана Пивкина. Зал встал – а что делать? За длинным столом восседали трое судей – в мантиях и выдающихся париках – словно сошедшие со страниц мольеровских пьес. Впрочем, в английских судах и сейчас так носят.

Первые сомнения во вменяемости судей возникли сразу. И укрепились, когда главный судья (раз посередине и самый старый – значит, главный) дребезжаще заголосил: «Что ж, дерзновенных сынов/ Светом из тьмы увлеченных/ Время сполна покарать/ Тех, кто, взлелея мечту, /Новые формы предать старым испытанным музам…» И все это под переливы клавесина. Все, кто не узнали под этой маской артиста «Этюд-театра» Александра Бянкина всерьез обсуждали после церемонии вопрос его возраста, были среди гостей те, кто доказывали, что этот артист в самом деле – глубокий старик.

- Стилистика суда будет выдержана в духе неоакадемизма, – авторитетно сообщил церемониймейстер.

В общем, номинантов назвали подозреваемыми, а лауреатов – преступниками. Вручателя одного из спронсорских спецпризов Андрея Шарапова назвали истцом. В качестве ответчика был вызван худрук Молодежного театра на Фонтанке Семен Спивак. Истец почему-то начал претензии со слов «Прекрасный спектакль, актеры, прекрасный театр и прекрасный художественный руководитель». В ответной речи народный артист России Семен Спивак, потупившись, произнес: «Я не виноват... Я случайно оказался на месте преступления….» (Семен Яковлевич пытался свалить вину на другого; да, режиссер-постановщик спектакля «В день свадьбы» по Розову – Антон Гриценко, но худрук постановки – Спивак).

- Мы вплотную подошли к тому, чтобы обвинить очередных подозреваемых в номинациях, – вещал церемонийместер. И на сцену выносили портреты «руки неизвестного голландского мастера» (как было заявлено), в силу чего все номинанты были на полотнах при жабо, воланах, кружевах, шляпах, а номинант-режиссер Борис Павлович фигурировал в чалме (портреты – мастерская и остроумная работа молодого театрального художника Константина Соловьева).

Всякую номинацию главный судья противным голосом предвосхищал словами вроде «Истины миг воссияй над приютом Фемиды…», и номинантов представляли гекзаметрами, хореями и прочими Херасковыми. Хотелось подхватить и продолжить из рязановского «О бедном гусаре…» – «Братья мои, дорогие плебеи и фавны!»

«Поздравляю вас, вы оправданы, отправляйтесь в толпу и продолжайте безмолвствовать!» – бодро напутствовал ведущий всех, не ставших лауреатами. А ставшим лауреатами говорил: «Сожалею… Ваше слово, осужденный».

Главный судья тем временем окончательно слетел с катушек и приговаривал (в смысле, оглашал приговоры): «Посещать свои репетиции только в старом синем трико с обвисшими коленями», «Приговариваются к полету на воздушном шаре над поселком Шушары», «Приговаривается к бессмертной роли в спектакле «Три поросенка». В чьей постановке? В постановке поросенка» – и заходился в зловещем хохоте.

«Я всего лишь исполнитель… Мы действовали группировкой… Сдаю коллег», – жалобно признавался новоиспеченный лауреат Максим Блинов («Главная мужская роль»), перечисляя подельников по спектаклю.

Приговор как лучшей молодой актрисе был вынесен актрисе Александринки Елене Вожакиной, выдержавшей нелегкий четырехчасовой марафон спектакля Андрия Жолдака «По ту сторону занавеса», в котором чеховские три сестры (Вожакина сыграла Машу) встречаются в далеком будущем.

Как лучший молодой менеджер был обвинен Филипп Вулах, организатор летнего фестиваля театра в нетрадиционных пространствах «Точка доступа».

Как лучший молодой художник – создатель костюмов к спектаклю «Гроза» Андрея Могучего в БДТ Светлана Грибанова.

Московский театральный критик, главный редактор журнала «Театр» Марина Давыдова вручала спецпризы от жюри:

- Существует широко распространенное заблуждение, что спецприз – это что-то… важное, конечно, но немножечко утешительное. Я должна раскрыть страшный секрет: если в жюри заседают умные люди, оно обычно выбирает сразу тех, кому нельзя не вручить.

Тех, кому нельзя не вручить, в этом году оказалось двое. Первый – спектакль «Крещеные крестами» БДТ. По мнению Марины Давыдовой, главный «прорыв» тут совершил Эдуард Кочергин (знаменитый театральный художник «прорвался» как автор книги, по которой сделана постановка), но, вот досада, молодежная премия – для тех, кому нет 35 лет, а потому она досталась всему актерскому ансамблю: Алене Кучковой, Карине Разумовской, Рустаму Насырову и Виктору Княжеву (напомним, что экспертные совет в индивидуальных номинациях номинировал только Виктора Княжева и Алену Кучкову).

- Режиссура в современном театре – широкое понятие и зачастую не сводится к умению выстроить мизансцены, правильно поставить свет, подобрать артистам роли, – начала «обвинение» по поводу второго спецприза Марина Давыдова. – Я знаю режиссеров, которые становятся еще и режиссерами собственной жизни. Но я знаю, пожалуй, только одного человека, который сумел стать чрезвычайно профессиональным режиссером собственной жизни, но который еще и с театроведами беседует так, будто он лучше нас понимает в теории театра.

«Осужденным» оказался Борис Павлович, – который работает с фондом «Антон тут рядом», а сейчас как раз представляет свой инклюзивный спектакль «Язык птиц» в Москве, в рамках «Золотой Маски».

Виновнейшего из виновных выбирали, разумеется, из режиссеров. Председатель жюри этого года Адольф Шапиро, народный артист Латвийской ССР, руководитель художественных проектов нашего ТЮЗа, проникновенно поведал, как жюри заседало до половины третьего ночи и доказательством качественной работы жюри можно считать, что на 11 человек было выпито 6 рюмок водки («всего шесть» или «целых шесть», не уточнялось).

- У нас была большая незадача, и задача была в том, как эту незадачу разрешить, – каламбурил председатель жюри. – Бывают присуждения, когда премию не присуждают ни одному режиссеру, потому что нет хороших режиссерских работ. А в этот раз хороших работ было несколько…

По свидетельству Адольфа Яковлевича, портрет Петра I, висевший на стене в комнате для обсуждений, в процессе замироточил, а поскольку «Петр I – тоже мастер прорыва», Адольф Яковлевич окончательно уверился в безупречной работе жюри.

Режиссерскую премию поделили Семен Александровский (за «Топливо», «Pop-up театр») и Дмитрий Егоров (вторая часть «Молодой гвардии» в Театре «Мастерская»). Егорова не было (сейчас участвует в театральной лаборатории в другом городе), но ничья благодарственная речь не была такой пространной; не сомневаясь в успехе, Дмитрий загодя поблагодарил в своём письме всех, в том числе с четверть сотни городов, в которых ставил.

…Как и в начале церемонии, зал встал и в ее конце. Только с совсем другим смыслом. Помянули Антона Губанкова – погибшего 25 декабря 2016 года в авиакатастрофе на пути в Сирию директора департамента культуры Минобороны, а когда-то – председателя комитета по культуре Петербурга.

- Этому человеку премия «Прорыв» должна быть благодарна за свое существование, – сказала председатель Совета премии театральный критик Жанна Зарецкая. – Он был невероятно реактивным человеком и снайперски точно определял, что будет жить, а что нет, что важно, а что нет. От задумки премии «Прорыв» до того как Антон Николаевич сказал: «Да. Это будет» прошло меньше суток. Он был тщеславным и амбициозным человеком, но его тщеславие распространялось до масштабов города, в котором он жил и в котором занимал главный пост по культуре – он хотел, чтобы город выглядел достойно, действительно культурной столицей.

По решению Совета премии с этого года единственная внеконкурсная номинация «За поддержку молодых», которую по традиции вручают мэтру, будет носить имя Антона Губанкова. В этом году ее вручили Адольфу Шапиро.

Александра Шеромова, специально для «Фонтанки.ру»